Амазонки. Часть 1. Последняя ночь

Категория: Традиционно

Солнце спряталось за горизонт, только слабенькие блики сияли на воде. Мир готовился погрузиться во мрак. Кое-где далековато звучно, пронзительно проорала птица. Самхар вздрогнул от неожиданности и вскочил на ноги.

— Идивия, я тут. – Тихо произнес он, зная, что посреди этого безмолвия его глас будет услышан любимой.

— Я знаю. – Отозвалась в ответ женщина, появляясь перед изумлённым мужиком, как будто из-под земли. – Для чего звал?

— Заскучал. – Шепнул он, заключая возлюбленную в объятия. – Я так желаю тебя, что даже вижу во сне.

— Я тоже. – Честно призналась она, прижимаясь к нему всем телом и заглядывая в глаза. – Степной ветер принёс мне весть, что ты женишься. Это правда?

— Правда. – Кривя губки в подобии ухмылки, ответил парень. – Ты же знаешь, я должен сначала хлопотать о благополучии Рода. Я и так оттягивал этот момент, сколько мог.

— Знаю,- положив голову, на грудь возлюбленного, тяжело вздохнула женщина. – Мне и самой не легче. С каждым разом всё труднее становится скрыть мои поездки сюда. Ну да хорошо, как я понимаю, это всё скоро кончится. Ты женишься, а я, что бы развеять тоску, отправлюсь в набег.

— И куда сейчас? Надеюсь не на мой Род?– улыбнулся юноша, приникая губками в горячем поцелуе к девице. Она прикрыла от удовольствия глаза, но вдруг взмахнула ресничками и отстранилась.

— Это не принципиально. Только бы ощущать, как ветер обжигает лицо, и слышать грохот битвы.

Самхар желал спросить возлюбленную, не опасается ли она погибнуть, но женщина приложила палец к его губам, повелевая молчать.

— Сейчас последняя наша ночь и я желаю провести её так, что бы уяснить на всю жизнь. Самхар вздохнул и потянулся к её губам, но она выскользнула из его объятий и, отступив на шаг вспять, сняла с плеча лук и колчан со стрелами. Позже отстегнула пояс с клинком. Орудие лязгнуло, ударившись о землю. Идивия бросила на него взор и, проделав шажок вперёд опустилась перед мужиком на колени.

Самхар увидел, как в слабеньком сете уходящего денька мелькнуло нажимало кинжала, и брюки медлительно опустились к его ногам.

— Идивия! – возмущённо прорычал он, но его возглас одномоментно стих сменившись удовлетворённым рыком. Женщина взяла в рот его мужское достоинство и принялась усиленно сосать. Её губки скользили по всей длине члена то, поглощая его до самого основания, то, фактически позволяя выскользнуть из сладкого плена. Её язычок радиальным движением голубил головку, а рука игралась с яйцами, нащупывая такие места о которых Самхар даже не подозревал.

Чувствуя, что на данный момент семя выплеснется девице в рот, мужик попробовал отстраниться, но её прочные руки обхватили его за бёдра, а язык принялся ублажать возбуждённую плоть с ещё огромным усердием. Это было выше его сил. Забыв обо всём на свете, Самхар схватил даму за волосы и с силой придавил её к собственному паху.

— Ты этого желала? – хрипел он, задыхаясь от страсти. – Ты желала испытать на вкус моё семя — так пробуй….

Освобождение пришло, как будто Божественный Дар. Выплеснув девице в рот семя, Самхар отпустил её голову и отстранился, извлекая изо рта член. Он уже не был таким напряжённым, но мужик ощущал, что стоит ей поднять на него взор и желание оживёт. Поточнее оно ни когда не проходит и не пройдёт. С того самого окаянного денька, как Идивия отыскала его раненого в степи и выходила, его пожирала страсть.

Овладев ею впервой, он и поразмыслить не мог, что, тем, навечно привязал себя к ней. Завтра он женится, но чуть ли супруге когда ни будь, получится вынудить его тело пылать так, как оно пылает при этой Амазонке.

— Ты меня чуть не задушил. – Обидно улыбнулась Идивия, взором лаская поникшую плоть.

— Я не желал. Ты сама повинна.

— Я знаю…

«Я сама повинна, сама.… Знала ведь, что всё это кончится, так почему же мне так больно? Но ни чего. Я выдержу и забуду его. Вычеркну из памяти и, если когда ни будь, нам придётся повстречаться на поле брани, моя рука, сжимающая клинок не дрогнет. Вобщем, к чему для себя врать? Я не смогу запамятовать эту ночь, даже если очень захочу, ведь другой у меня ни когда не будет».

— Ты самая наилучшая дама на свете. – Горячо шепнул Самхар, притягивая к для себя возлюбленную и торопливо покрывая её лицо нежными поцелуями. Близость девицы кружила голову, заставляя кровь, обезумевшим потоком нестись по жилам. – Самая хотимая для меня. Я бы всё на свете дал за то, что бы ты стала моей супругой.

— Амазонки не бывают жёнами. – Горько шепнула она и вдруг разозлилась на себя. Ну, нужно же быть таковой слабенькой, что бы показать мужчине свою боль. На данный момент он опьянён страстью и ни о чём не задумывается, но днем, когда всё остается сзади, он будет смеяться над ней. – Мы приходим к тому, кого считаем достойным и уходим, когда считаем необходимым.

Услышав слова любимой, Самхар чуть сдержал стон. Она была права. У этой связи не будет грядущего и не принципиально, что он глава могущественного Рода, а она более авторитетная. Они неприятели. Так было и так будет до скончания веков.

— Означает я достойный? – полушутя полусерьёзно спросил он и, резко опрокинул Идивию на спину. – Ну что ж, вспоминая, что ты можешь уйти, когда пожелаешь, я полностью наслажусь твоим пленительным телом.

Его рука скользнула вниз, освобождая даму от одежки, и через мгновение, Самхар мог созидать мерцающую в свете луны не огромную упругую девичью грудь, которая приманивала его как будто свет отдалёкой звезды.

— Ты великолепна. – Шептал он, лаская кончиками пальцев нежную горошину соска до того времени, пока женщина не стала сладострастно постанывать. – Я желал бы раствориться в для тебя, стать с тобой единым целым.

— Так что все-таки ты медлишь?

Он улыбнулся и растянулся рядом с ней, на ароматной подстилке из мха.

— Я желаю в последний раз узнать тебя всю. Ты позволишь мне это?

Не дожидаясь ответа, Самхар склонился к её губам и припал к ним в обжигающем страстном поцелуе. Потом отстранился и проделывая на коже мокроватую дорожку из поцелуев, погрузился к груди. Мало поиграв с малеханькими твёрдыми от желания горошинами сосков, он скользнул к лохматому холму понизу животика. Идивия подсознательно попробовала прикрыться рукою.

— Не прячься от меня. Это наша последняя ночь. Ты сама это произнесла. Так позволь же мне тоже хоть мало побыть счастливым.

Она убрала руку и, сгорая от стыда, отвернулась, а Самхар комфортно расположившись меж её ног, раздвинул нежные складки и припал к ним губками. Его язык, как будто нажимало, скользил по розовой плоти и там, где он касался, вспыхивал огнь желания.

Идивия уже не принадлежала для себя. Истекая любовным соком, она желала только о том, что на данный момент он в неё войдёт и тем закончит сладкую пытку.

— Возьми меня. — Задыхаясь от страсти, молила она. – Я не могу больше.

Самхару очень хотелось вынудить её кончить, что бы всласть насладиться любовным соком, но, вспоминая с кем, имеет дело, уступил и накрыл даму своим телом.

Идивия вцепилась ему в спину, царапая кожу, но он не ощущал боли. Его налитой силой желания член, терзал девичье лоно, но ему этого было не достаточно. Закинув её ноги к для себя на плечи, Самхар встал на колени. Женщина вскрикнула не то от боли, не то от пронзительного всепоглощающего желания и выгнулась ему на встречу. Сделав несколько резких толчков, мужик вновь отступил.

— Встань на колени и выгни спину.

Она послушливо выполнила его просьбу, и застыла, дожидаясь, когда Самхар вернёт ей блаженство, но он, почему-либо канителил. Заместо того, что бы воткнуть в её пылающие от желания ножны собственный клинок, он принялся языком ублажать её попу.

С начала она смутилась, и попробовала избавиться от не обычных ласк, но руки Самхара удерживали её на месте, как будто железные клещи. Его язык голубил небольшую ласковый бутон, проникая вовнутрь всё поглубже и поглубже. Скоро его место, заняло что-то более твёрдое и толстое.

— ОЙ!!!!! Аааааааааааааа….ммммммммммм

На мгновение ей показалось, что кто-то вставил в неё раскалённый стержень. От боли на глаза навернулись слёзы. Она попробовала …обернуться вспять, не способен поверить, что это Самхар причинил ей боль, но его мощная рука припечатала её к земле, не позволяя пошевелиться.

— Выгни как можно посильнее спину и расслабься. Боль скоро пройдёт.

— Нет! – она дёрнулась ещё раз, но мужик был к этому готов и не ослабил хватки. Более того, он начал медлительно двигаться.

Идивия застонала, но Самхар нащупал рукою небольшую пуговку её клитора, и начал его ублажать. Боль отступила, сменившись новейшей вспышкой одичавшего животного желания.

Время закончило собственный бег, и только прохладные отдалёкие звезды хладнокровно следили с высоты за страстными движениями 2-ух юных тел.

Идивия испытала несколько оргазмов попорядку. Мир разлетался на миллионы мелких частиц, а её душа отделялась от тела и парила кое-где в вышине.

В конце концов Самхар с тихим стоном излился в горячие глубины и отступил.

— Ты самая наилучшая дама на свете. – Шепнул он, помогая ей подняться. – Из-за таких как ты, мужчины теряют голову.

— Но ты же её не растерял – восстанавливая дыхание, улыбнулась Идивия, равномерно приходя в себя.

— Нет.

Самхар отвёл взор, что бы она не лицезрела как ему больно. Эта дама ни когда не будет принадлежать ему и с этим необходимо смириться. Чуть рассвет позолотит край неба, она уйдет, и они чуть ли когда ни будь, повстречаются. Да это даже и к наилучшему. Всем понятно, что встреча с безжалостными амазонками не несёт ни чего, не считая войны. Их опасается вся степь. Не раз несколько родов объединялось, что бы наказать непокорливых, но заканчивалось это всегда идиентично — дамы побеждали. Только один раз в году они бывают милыми и преданными. Приходят сюда на сберегал реки, что бы дать своё тело мужикам. Так длится несколько ночей. Позже они исчезают. А в самый прохладный месяц на пороге тех безумцев, что согласились на близость, возникают малыши мужского пола. Девченок они оставляют для себя.

— И ни когда не потеряешь. Ты единственный мужик, которого я уважаю и с которым не желаю скрестить клинок.

— Идивия, я ни когда…. Она не позволила ему окончить фразу, запечатав рот страстным поцелуем, от которого в их обоих, вспыхнула страсть.

Самхар оборотился на спину и потянул на себя даму. Обычно она протестовала против этой позы, предпочитая быть снизу, но сейчас всё было по другому. Отбросив в сторону сомнения, она резко опустилась на его член и принялась нерасторопно двигаться.

Мужик одной рукою голубил её грудь, а 2-ой играл с набухшим от желания клитором.

Женщина исходила соком, и двигалась всё резвее, завлекая его к верхушке блаженства.

« Если после этой ночи у Идивии родится отпрыск, я буду счастлив. Ребенок, рождённый таковой дамой, будет стоить десятерых рождённых моей будущей женой».

— Если когда ни будь, ты решишь дать своё тело в руки мужчины, обещай, что первым о ком ты подумаешь, буду я.

— Обещаю… — эхом отозвалась она, и в тот же миг ощутила, как в неё массивным напором выплеснулось в неё семя Самхара. Она отстала всего только на миг.

Плывя по волнам чистейшего удовольствия, Идивия рассеяно поразмыслила, что в первый раз в жизни ей было так отлично и, подняла собственный взор к Небесам, что бы поблагодарить Богов за это счастье, но то, что она увидела, одномоментно разрушило чудо и возвратило её на землю. Огромный пламенный диск подымался из-за холмика, окрашивая небо в огненно-красный цвет.

— Вот и всё…. – одними губками шепнула она, вставая с возлюбленного и торопливо натягивая на себя одежку. Самхар лежал на месте и, с энтузиазмом, как ей показалось, рассматривал её. – Почему ты так на меня смотришь?

— Желаю осознать, что я значу в твоей жизни? Мгновение вспять ты стонала и извивалась от страсти, но на данный момент, когда поднялось солнце, ты кажешься таковой чужой и прохладной…

— Ни чего не значишь. Прощай.

— Прощай и помни данное мне слово. Если, когда ни будь, ты решишь обзавестись ребёнком, я буду первым, кому ты отдашь своё тело.

— Этому не бывать.

Она оборотилась, и не оглядываясь пошла туда, где ожидал её жеребец. В этот миг Идивия не могла знать, что придёт денек и жизнь вновь её сведёт с Самхаром, но это будет не скоро.

Продолжение следует……

Добавить комментарий