К вопросу о верности

Категория: Измена

Есть ли верные супруги и верные супруги, что за всю жизнь никогда не пользовались телом другого человека для собственных сексапильных утех? Лично я таких не встречал. Говорю откровенно. И даже если ты не знаешь о похождениях твоей половины, это не значит, что для тебя верны, преданны и ты единственный, кому принадлежит все это. И супруги и супруги хоть время от времени, хотя бы раз в жизни испытали тягу к другому, не к супругу (супруге ) и поддались этому порыву.

Работает дама в коллективе. И не то что кросотка, но привлекательная, юная, не старше 30. И супруг ее обычный на вид мужчина, раз в день привозит свою супругу на крутой тачке, целует на прощание, вечерком конфискует и отвозит домой. И семья обычная: двое малышей, что посиживают с няней, роль которой исполняет теща. И дела в норме: пару раз за денек перезваниваются. «Да, родной! Как скажешь, родной! Свози маму с детишками, родной!» И домой летит — спешит.

А чертик не дремлет, пакость готовит. И пакость эта явилась в виде начальника, что решил отметить собственный юбилей в родном коллективе. Все, кто уважает и любит начальника ( а разве может быть по другому? ) просто должны были явиться пред его светлые глаза в назначенный денек и час и сесть за празднично накрытый стол. Испить за его здоровье, закусить и снова испить за его долголетие. Льстецы отыскали огромное количество тостов и ни один пропустить было нельзя. Начальника очень заботило его здоровье и долголетие и поэтому спиртное лилось рекой, тосты следовали один за другим и пришел момент, когда самые нестойкие из коллектива запросили пардону и передышки.

Передышку заполнили музыкальные паузы и танцы кто во что горазд. Кто-то решил перекурить, кто-то поторопился посетить те места, куда и повелители прогуливаются пешком, дамы поторопились припудрить носики. Всеобщее веселье на халяву было в полном разгаре. На подарки боссу потратились, сейчас было надо отбить эти средства, съев и выпив как можно больше. После второго раунда застолья, когда опять пудрили носики, плясали и вели беседы уже узенькими кружками по интересам, даме позвонил супруг, извинился за проступок и сказал, что придется ей добираться до дому самой, он кое-чем занят.

Услышал этот разговор, так как по обыкновению был посреди женской части коллектива, находя время препровождения посреди дам более желаемым. Не придал значения: не достаточно ли у кого какие трудности появляются раз в день и раз в час.

С расстройства ли, либо от злобы, а может супругу в отместку, только девица эта пошла в разнос. Не отрешалась ни от 1-го тоста, лихо опрокидывая в себя стаканчик за стаканчикам. Где ей, новой, было угнаться за нашими закаленными в почти всех попойках ветеранами. И она спеклась. Разом запьянев просто впала в прострацию. На этот случай у нашего шефа есть возлюбленный (подальше бы от его любви!) и особо доверенный работник, что фактически не пьет на хоть какой гулянке, на физическом уровне не перенося алкоголь.

не в смысле заболевания либо другого неприятия. Видимо испил свою долю в юности и сейчас малость употребив, для общего веселья и чтоб не казаться белоснежной вороной, а так же что бы не считали закладушником и иным плохим человеком, пить прекращал, хотя других подбивал к этому самыми разными методами. Короче говоря, просто не обожал напиваться, не находя в этом наслаждения. Чуть вина и на том спасибо. Чуть заметив затруднения дамы, здесь же пришел ей на помощь, охватив за талию и нежно препроводив в свои аппртаменты, что размещены были на втором этаже. По пути дама попросилась в туалет. Дело святое, выпито много. Прямо рядом с моим кабинетиком было размещено как раз такое заведение. Ключ от этого заведения был у меня и у технички, больше им никто не воспользовался. Я использовал это заведение по прямому предназначению, а техничка хранила там собственный инструмент. Завел даму и оставил один на один с белоснежным другом унитазом. Что-то она очень длительно там засиделась.

Может плохо стало? Рискнул войти. Она расположилась на горшке и спала, уперев голову в руки. Трусики болтались в районе туфелек. Попробовал поставить ее на ноги. Попытка удалась, а вот движение застопорилось. Ноги путались в трусишках, не хотя шагать. Пришлось наклониться и снять этот предмет туалета, приподняв ее ноги по очереди. Держась за меня, дама чему-то смеялась, аж захлебываясь, что-то пробовала сказать и ничего не могла толком произнести. Бедненькую аж сгибало от хохота.

Так и пошли: я, с ее трусами, торчащими из кармашка, она, сгибаясь от хохота. со стороны зрелище еще то. одно утешало, эту часть нашей конторы в обычное время изредка кто посещал, а сейчас от стола навряд ли кто уйдет добровольно. Если только кому-нибудь не захочется быстренько перепихнуться, отыскав черный уголок. Дело-то прозаическое. И я отыскал бы кого-нибудь, кабы не эта обуза.

Завел даму в свою бабодерку, как обзывал ее шеф, прихватив меня несколько раз там с дамами. Нет, ничего запрещенного. Просто секс для поддержания здоровья. Начал укладывать ее на мою кровать. Постелька авторитетная, складной диванчик, что привез из дома. Прямо аэродром. Либо сескодром. Кому как нравится. Собрался уходить, а она вцепилась, спрашивает зачем я ее раздел, если собираюсь покинуть. Произнес, что просто дверь нужно закрыть, что бы никто не мешал. Пока запирал дверь, девица избавилась от платьица, разлеглась.

— Ты что, будешь меня ебать?

— Нет, глядеть.

А сам избавляюсь от одежки, рассматривая это тело, что развалилось на моем диванчике. Диванчик, перевидевший много дам, неразговорчиво принял в свои объятия еще одну. За что я люблю собственный диванчик, так за то, что не поскрипывает вероломно, не докладывает всем и каждому, что на этот момент на нем кого-либо ебут. Не до ласк и не до прилюдий. Просто навалился, всунул и попер дратьэту пизду. Заохала, замотала головой, что-то запричитала. Стала выкручиваться из-под меня. Это что еще за фокусы, я что, так и должен сейчас ходить со стояшим хуем?.

Оказалось, что так ее тошнит, что я очень прижал ее. Перевернул на животик и продолжил. Опьяненная, а кончила резвее меня. Пока ебал ее, она нахальным образом заснула. Не стал кончать в нее, сбрызнул на попку. Вытираю ей пятую точку, а она в полной отключке. Хорошо, пусть малость подремлет, позже разбужу.

Через некое время зашел будить даму. Длительно тряс, стала приходить в себя. Пока совершенно не очухалась, навалился и продрал снова. Что она сообразила и чего не сообразила с похмелья, не мои трудности. Посиживает, глазенками лупает. Пришлось поведать малость отойдя от правды, как она опъянела, как привел ее сюда, как она меня фактически изнасиловала. И про туалет поведал. Вроде повеселела. А что такового вышло? Два полностью взрослых человека быстренько перепихнулись на работе, если представился случай.

Еднственно попросила быть великодушным человеком и не разглашать наше нынешнее приключение, пообещав взамен призы в виде нечастого секса.

Оделась, проводил ее до дома, идти неподалеку, даже успел возвратиться пока все не разошлись. Шеф, сука глазливая, спросил, чего так длительно прогуливался, выебал, поди, новую. Честно смотря в глаза возлюбленному начальнику, имея вид дураковатый, чтобы не смущать его собственной ученостью, произнес, что просто проводил даму до дому и передал с рук на руки маме.

А девица оказалась совершенно даже добросовестная, верная собственному слову. За мое молчание платила, находя время для этого в течение рабочего денька. Вечерком ее забирал супруг и к этому часу было надо быть в форме. И хотя я не стал бы разглашать наше приключение без этой оплаты, ей доставляло наслаждение заниматься потаенным сексом.

Добавить комментарий