Любовь — яд, а секс — наркотик

Категория: Группа

Любовь – яд, а секс — наркотик

Ты — сладкое вино в невидимом бокале,

На трепетных губках одурманивающий аромат-

И запах летних грез, беспечно-нереален,

Неотразимый цвет, как пламенный закат.

Ты — утренний бальзам, безоблачно-невинный,

Смешенье всех цветов и запахов хмельных,

Дрожащий вопль души, ты — пламенный и сильный,

Вешний, ласковый звук в реалиях земных.

Таковой погожий зимний денёчек, невзирая на мороз -10, солнышко так прекрасно золотит лучами снег, что становиться тепло на душе. Я не очень люблю зиму, в особенности снегопад всегда навевает такую меланхолию, как будто успокаивает нахлынувшие чувства и эмоции, но настраивает на романтическое настроение.

Я, мой юноша Дмитрий и его друг Сергей со собственной женщиной собирались поехать на выходные в пригородный дом. Мы уже посиживали в машине, когда позвонил Сергей и произнес, что не сумеет поехать с нами, а я так люблю весёлые компании, мне хотелось, чтоб хотя бы его женщина Таня поехала с нами. Ей 23 года, низкая, голубоглазая женщина с длинноватыми, русыми волосами. Мне так нравиться её роскошный, остренький носик, ослепительная ухмылка, тонкие ноги. Она вправду поехала с нами и это оказался незабвенный вечер.

Войдя в дом, Дима сходу пошёл включать отопление, пока мы распаковывали покупки.

— Девченки, не раздевайтесь, пока натопится, придется часок посидеть в верхней одежке, — произнес он.

— Если есть дрова, растопи, пожалуйста, камин,- попросила я Диму.

Мы с Танюшкой решили приготовить на ужин зайчика в сметаной подливе с картошкой. Позже передвинули журнальный столик ближе к камину, поначалу я села на пол на ворсистый ковер, ближе к огню. Это так романтично, посиживать перед камином с бокалом вина, играет негромкая музыка, не знаю, что так распаляет — алкоголь либо жар от огня. У Тани зазвонил мобильный и она вышла в другую комнату, плотно закрыла за собой дверь.

— Дим, для тебя бы хотелось заняться сексом с 2-мя девицами?, — тихо спросила я.

— Это вопрос либо предложение? Мы когда-то обсуждали уже данную тему, ты уверена, что она на это согласится?

— А ты постарайся, прояви всё своё притягательность, не мне же первой начинать.

— Только не проделывай с ней эти твои заднепроходные штуки.

— А с тобой?

— Ты садистка.

— Это было всего один раз (читайте мой рассказ «Секс без границ» — прим. создателя)

— Нет, я имел ввиду, что ты моральная садистка. Мне жутко поразмыслить о твоих фантазиях, ты как как будто сама себя ими истязаешь, но в какой-то момент это прорвется наружу.

— Это не осмысленные фантазии, это как нездоровое подсознание, как сон, мы же не контролируем свои сны. Можно ли ощущать другого человека на подсознательном уровне? Нет, поэтому, что наши мысли и эмоции на уровне осознанности, в себя можно заглянуть только при помощи сна либо гипноза и выяснить о наших ужасах и невидимых комплексах. Как те поступки, которые не соответствуют здравому смыслу и не поддаются разъяснению, но нам больше всего на свете охото их совершить.

— Секс под гипнозом – это очень любопытно, — усмехнулся Дима.

— Это тупо, ведь человек всё равно позже ничего не помнит.

Мы выпили еще одну бутылку вина, позже чай с пирожными, мои щёки уже пылали, такая томительная истома расплескивалась по всему телу. Я посильнее согнула ноги в коленях, чтоб шов от джинсов посильнее нажимал на промежность, чувствуя пульсацию понизу животика. Мой взор тормознул на пианино, которое стояло в углу, я вспомнила, что Димина мать учительница по фортепиано.

— Милый, сделай мне приятное, сыграй нам на пианино, — попросила я.

Молвят, что у мужчин-музыкантов очень чувственные и опытные пальцы, они так же тонко ощущают даму, как и тот инструмент, на котором играют. Мне не так охото слушать музыку, как понаблюдать сам процесс, меня вообщем очень заводит всё, что связано с исскуством, могу часами ходить по музеям, вникая в каждую картину. Дима поначалу вдумчиво глядит на кнопки, как будто вспоминая какую-то мелодию, его точёные, прекрасные пальцы плавненько ложатся на их, начинает играть, тяжелым взором посматривая на меня. Я не знаю что же это все-таки за мелодия, но музыка как будто просачивается глубоко в меня либо я в неё, заставляя дрожать каждую струнку души. Я практически на физическом уровне чувствую тепло его ласковых пальцев, будто бы на этот момент он голубит меня, а не кнопки, мы внимательно смотрим друг на друга, как будто разговаривая без слов. Музыка затихла, я сообразила, что это самый подходящий момент приблизиться к Тане, это как в шахматах — белоснежные начинают и выигрывают, именно поэтому дамы всегда играют белоснежными фигурами, а мужчины – чёрными.

— Таня, у тебя такие прекрасные волосы, — я подошла сзади и начала лаского заплетать ей косу, позже наклонилась и поцеловала ее в шейку.

Не успела она опамятоваться, как мои губки накрыли ее рот, пробуя на вкус, а Дима заворожено следил за этим действием. Девицы лобзаются совершенно по-другому, так медлительно и не напористо, не навязывая свою манеру, как это делают мужчины. Я просунула руку меж её ног, массируя через штаны её промежность, Таня совершенно расслабилась под моими ласками. В спальне мы стопроцентно освобождаемся от одежки, Таня лежит на кровати, у неё маленькая грудь с розовыми сосками, кожа с легким загаром, такая вся благоуханная и трепетная. Я ложусь на неё сверху, покрываю поцелуями её шейку, грудь, плечи, кончиком языка ласкаю соски. Позже осторожно раздвигаю её половые губы, такие узкие, как у девченки, ласкаю пальчиками, достаю вибратор, включаю его на небольшую скорость и ввожу в неё. Мои рука гладит Танин животик, я наклоняюсь и лижу её клитор, посасываю, помогая пальцем, в то время, как в ней находится вибратор, но мы не мешаем друг дружке.

— Танюша, ты не хочешь сделать Диме минет?, — как можно ласковей спросила я.

Она чуть-чуть смущена от такового предложения, но видно отступать уже некуда, раз поддалась этому наваждению. Дима садится перед её лицом, за его широкой спиной мне не видно самого головного, я только чувствую жар и напряжение их распаленных тел. Таня уже близка к оргазму, я включаю вибратор на огромную скорость, не переставая её лизать, заставляю её выгнуть спину, чтоб как можно лучше стимуливалась точка G и вот она уже вздрагивает и орет, я вынимаю мокроватый вибратор и снова вожу им по её клитору, я сама так время от времени делаю, чтоб кончить два раза.

Я сажусь с боковой стороны кровати, чтоб насладится зрелищем минета, ее ручка у основания члена, губы активно скользят, старательно лаская головку, но кончить Дима длительно не может. Он ложится на спину, я поначалу ласкаю губками его член, позже сажусь на него сверху, насаживаясь до конца. В это время, Таня садится на его лицо, сейчас он начинает ее вылизывать, лаская спину и ягодицы. Она так эротично выгибается и стонет, с волосами рассыпанными по плечам, Дима скупо пожирает ее всю, будто бы проникая в самую душу, это зрелище возбуждает меня до максимума. После секса, в спальне становиться душно, кровать не очень широкая, потому Дима садится в кресло и закуривает, давая нам отдохнуть.

— Милая, мы не очень обделили тебя вниманием?, — спросил Дима, обращаясь ко мне.

— Таня, ты не против, если мы ею займемся?

После этих слов, он раздвигает мои ножки, целует животик, кончик носа упирается в мой лобок, теребит губками мой клитор, поначалу чуть касаясь, позже так напористо скользит языком, что мои звучные стоны заполняют комнату. Таня наклоняется, страстно целуя меня в губки, позже опускается к моей груди, её язычок голубит мои соски, как приятно когда тебя обрабатывают два рта сразу. Я стаю в коленно-локтевую позу, Дима голубит мои ягодицы, увлажняет слюной мой анус и вставляет в него член, начинает медлительно заходить. Таня включает вибратор, просовывает руку меж моих ног и придавливает к моему клитору, не считая того, что он вибрирует, так она еще водит им рукою, с каждым разом нажимая все посильнее. Я уже практически кричу и задыхаюсь, Дима ускоряет темп, сотрясая мой зад сильными толчками, я чувствую …его дрожь, как он кончает, изливаясь в меня.

Вот таковой сон в зимнюю ночь, персонажи – реальные, а действия – измышленные.

Добавить комментарий