Люська. Часть 1: Адмиральша.

Категория: Измена

На столе оперативного дежурного тыла флота зазвонил телефон. Ассистент дежурного, моложавый капитан 2 ранга, не так давно начавший дежурить и не понимающий еще всех тонкостей штабной службы, здесь же схватил трубку.

— Где адмирал? – спросил приятный дамский глас.

Офицер взглянул на оперативного, седого капитана 1 ранга, и вопросительно вскинул брови.

— Адмиралом интересуется какая-то дама…

Оперативный взял параллельную трубку и обходительно ответил :

— Заместитель командующего на Военном совете…

— И длительно он там будет прохлаждаться?

— Часа три, Людмила Константиновна.

— Как освободится это волшебство в перьях, сообщите мне, — императивно отдала приказ дама и положила трубку.

— Кто эта фифа? – спросил ассистент.

— Адмиральша. К тому же и Дон-Жуан в юбке. Но злючка, реальная фурия…

Не забудь позвонить ей, как адмирал освободится. Да не промухай, по другому голов нам с тобой не сносить.

— А она хорошая? – не унимался ассистент.

— Во! Высший класс. 30 лет. Блондиночка с голубыми очами, осиной талией, точеными руками и «китайской» ножкой. Одним словом, породистая лошадь, слов нет. Молвят, что классно трахается, — оперативный облизнулся, как будто кот, съевший сметану.

— Это 1-ая его супруга?

— 3-я…

— А он – реальный битюг, — фыркнул ассистент, — для чего ему такая киса?

— Вот и я думаю: для чего? Она же жарится с другими на каждом шагу. У него уже рогов, что деревьев в лесу. Уверен, что и на данный момент она ерзает на коленях у еще одного любовника. В данном деле она любит шефствовать над нашим братом, — усмехнулся оперативный и снял трубку вновь зазвонившего телефона.

Служебная карусель завертела дежурных, и вдруг посреди моря звонков и вводных перед самым обедом снова зазвонил прямой телефон.

— Так вы выполняете мои приказания, козлы!…

Ассистент, округлив глаза, прошептал оперативному:

— Снова она…

Оперативный взял трубку и по мере излияний абонента лицо его равномерно меняло цвет от бледно-розового до буракового. После пятиминутного разноса оперативный, чуть придя в себя, буркнул ассистенту:

— Промухал?! Я же тебя предупреждал. Завтра, сменившись, поедешь к ней просить прощения…

— Еще чего?! – взбрыкнул кавторанг.

— Поедешь, если не хочешь расстаться вот с этим, — каперанг постучал карандашом по погону ассистента.

На последующий денек темная «Волга» уже ожидала его у подъезда. Скоро офицер оказался в доме адмиральши. Не успел он осмотреть пышную, со вкусом обставленную гостиную, как открылась дверь и в зал вошла адмиральша в полупрозрачном пеньюаре, через который ясно проглядывали розовые пятачки соблазнительных бугорков, ямка пупка и темный, загадочный треугольничек.

— Извините, Людмила Константинова. Это я повинет…

— Вот и искупите свою вину, — она оценивающим взором скользнула по его статной фигуре, взяла за руку и повела в спальню.

— Раздевайся, — произнесла она и скинула пеньюар.

Он оторопел, не находя сил оторвать глаз от ее стройных форм. Не верилось, что это не сон. Такую прекрасную, молоденькую даму, к тому же без комплексов, он лицезрел в первый раз.

…Нагой офицер посиживал на кровати, немного смущаясь собственной наготы. Она подошла к столику, налила две рюмки коньяку.

— Прозит! – раздался гул хрусталя. Он ощутил, как мягенький, ароматный комочек покатился по пищевому тракту и, остановившись в желудке, мягко потеплел.

— Ты знаком с искусством Жофрея? – наклонилась она и поцеловала его в восставшую плоть.

— Я? Э-э-э…

— Да ты, никак, девственник? – иронично усмехнулась она и сняла трубку внутреннего телефона.

— Вася. Зайди…

Через минутку в спальне появился разбитной мичман, адъютант адмирала.

— Вася. А ну-ка сбацай мне массажик, — произнесла она и разлеглась на ковре, лежащем на полу спальни.

Мичман обычным движением скинул одежку и, оставшись в плавках, стал на колени у ног дамы. Поначалу он немного разминал ей пятки, потом стал растирать икры ног, поглаживая их все выше и выше, пока не достигнул ягодиц. И здесь его пальцы забегали по мягенькой белоснежной поверхности ее тела так живо, как будто руки качественного пианиста по клавиатуре рояля. Она перевернулась на спину, Он занялся массажем животика, По мере его усилий ее ноги стали медлительно приподниматься, пока не установились ступнями на ковре. Вася, причмокивая, уже жевал ее грудь, целовал в шейку, нос, губки. Опустившись ниже, он впился в ямочку пупка. И здесь, как будто открывая дверь в пещеру с сокровищами, ее ноги стали медлительно раздвигаться, открывая дорогу к воротам «рая». Мичман приник к ним губками, заработал языком. Она повернула лицо к гостю, и тот увидел прикрытые вздрагивающие реснички и жестикулирующие губки, откликающиеся на поцелуи понизу.

«Чем выше ум, тем ниже поцелуи», — вспомнил крылатую французскую фразу офицер. «Этот не в счет. Он – раб. Его дело исполнять все желания госпожи, а она – реальная гетера» — чуть сдерживал себя гость. И в этот момент она поманила его. Кавторанг ринулся к даме, отталкивая массажиста. Он навалился на нее всей тяжестью тела. Здесь же ощутил, как скользкая рука мичмана проворно направляет его «шланг» в подходящем направлении. Чуть произошла стыковка, как она шепнула: — Замри. Пусть он работает…

Массажист, положив ладошки на ягодицы гостя, стал медлительно на их надавливать, как будто собираясь поглубже надеть мужчину на лежащую даму. Позже его движения участились. Кавторанг совсем забалдел и уже собирался брызнуть в ее лоно «слезами ребенка», как она ловко вывернувшись, сменила позицию. Сейчас она была сверху. При помощи адъютанта она начала с маленькой рыси, равномерно переходящей в галоп. Казалось, что эта амазонка собралась проскакать все южноамериканские прерии. «Конь» тоже оказался породистым конем. Он оттолкнул руки адъютанта, ухватился обеими руками за ее ягодицы и так насадил ее на себя, что она вскрикнув, свалилась на него и укусила в шейку.

— Не будь эгоистом, — шепнула она, разрешая рукам мичмана возвратиться на прежнее место, намекнув, что игра в четыре руки намного приятнее.

Она шлепнула адъютанта по поджарому нагому заду, требуя ускорить темп. Приходил момент, когда эта исступленная скачка должна была закончиться резвым и резвым взрывом взаимной страсти. Она ущипнула мичмана за руку. Это была еще одна команда к действию. Кавторанга поразила эта тонко и верно отработанная система команд. Мичман вскочил, кинулся к столику, схватил фотоаппарат и направил на сладкую парочку объектив. Колоритная вспышка практически ослепила их в момент извержения «вулканов».

— На память! – успокоила она вздрогнувшего кавторанга, в планы которого не заходил таковой компромат.

Усталые, но счастливые, они пили кофе с коньяком в гостиной. Он направил внимание на альбом в красноватом переплете, лежащий рядом с телеком. Перехватив его взор, она протянула ему альбом.

— Надеюсь, что это остается меж нами, — томно вздохнула она.

Он переворачивал странички, На фото в различных позах с различными мужиками красовалась нагая адмиральша. Ее супруга можно было выяснить только по блестевшей плешине меж ее ног. Было здесь много и знакомых лиц, в том числе и 1-го высокопоставленного военного из Центра. На предпоследней страничке он нашел и собственного напарника по дежурству, аккуратненько вставляющего собственный приличный «Болт» в ее аппетитный зад. На последней страничке красовался он с адмиральшей, которая демонстративно пила «молочко», брызнувшее на ее губки из его «Шланга»…Он желал, было, вынуть это фото, но адмиральша положила пухлый пальчик на его руку.

— Если будешь паинькой, то не пожалеешь…

И он стал паинькой. Являлся к ней по каждому звонку и работал, работал…

В один прекрасный момент он нашел в альбоме совершенно уже позабытый им эпизод, когда увлеченные игрой на бильярде, они не увидели стоящего в дверцах адмирала, а его милая женушка была в таковой недлинной мини-юбке, что перед очами адмирала стала вся «аппаратура» его супруги, лежащей на столе грудью и готовящейся нанести …кием очередной удар. Адмирал здесь же изгнал его и стал распекать супругу, но скоро его глас становился все тише и тише. Задержавшийся кавторанг выглянул из-за двери и увидел собственного сурового начальника, покорливо стоящего перед супругой на коленях и лаского целующего ее меж ног. Тогда он был много удивлен искусству фотографа, которому удалось запечатлеть этот броский исторический кадр.

Скоро начались чудеса. Его напарника по дежурству вдруг уволили в припас, а паиньку назначили на место оперативного дежурного тыла флота с присвоением еще одного воинского звания. Именинник решил позвонить и поблагодарить благодетельницу за еще одну звездочку на погонах, но на другом конце провода железный глас адъютанта небережно бросил:

— Людмила Константиновна очень заняты и подойти к телефону не могут….

Свежеиспеченный каперанг обидчиво поджал губки. Откуда ему было знать, что егоблагодетельница, брошенная первым супругом и затаившая на весь мужской род нечеловеческую злость, запрыгнув в кровать адмирала – вдовца, в отместку всему мужскому племени за ее первую поруганную любовь, решила покорить более тыщи самцов, а «Паинька» был только 100 тринадцатым…

Эдуард Зайцев

Добавить комментарий