Марк и Леля. День рождения

Категория: Традиционно

Эта история произошла со мной на первом курсе института, когда я еще прогуливалась в подругах у Светки. Мы жили с ней совместно в общежитии, обе были девченками из маленький провинциальной деревушки, прибывшими покорять столицу. Светка очень обожала тусить в клубах, и приходить под утро, я же отличалась размеренным характером и числилась «домашней девченкой» с прелестными пухлыми губами, выразительными голубыми очами и прекрасным тонким телом.

В один августовский денек, когда Светка уже проспалась после очередной вечеринки, она с пылающими очами сказала, что познакомилась с потрясающими парнями, у 1-го из которых как раз в тот денек был денек рождения.

— Представляешь, и Марк пригласил меня на праздничек. Но он произнес, чтоб я взяла с собой подружку! Лель, ты же поддержишь компанию? — зазывающе спросила она, уже начиная перебирать собственный арсенал вечерних платьев.

Делать мне было нечего, и хотя перспектива находиться на праздничке совсем незнакомых юношей меня не достаточно прельщала, я все таки согласилась. Светка с наслаждением одолжила мне темно-синее платьице в обтяжку, которое на моей фигуре смотрелось просто неотразимо, сама надела красноватое платьице с достаточно вызывающим разрезом, и уже в девять мы стояли у дома Марка, так звали именинника.

Двери нам открыл Сергей, о котором Светка гласила даже больше, чем о Марке, видимо, он ей нравился. В комнате было, не считая него еще три парня, посреди которых был Марк. Нахальный вызывающий взор коричневых глаз, контрастирующий с аристократично светлой кожей, резковатые мужественные черты лица, крепкое тело — он, казалось, обладал всем тем, от чего не могли устоять девицы. Он приглянулся мне, но я почему-либо поразмыслила, что Марк не направит на меня особенного внимания, тем паче что позднее к нашей компании присоединились еще две девушки, которые были одеты намного дороже, чем мы со Светкой, ну и вели себя смелее.

После выпивки и смачного обеда друг Марка Андрей включил музыку и пригласил меня на танец. Меня разбирало от желания потанцевать с Марком, но, все же, я согласилась. Обстановка становилась все более и поболее неформальной. Танцуя с Андреем и всячески пытаясь прирастить расстояние, которое он так старался уменьшить, я смотрела, как черноволосая девушка клеится к Марку, а тот гладит ее руки. Не способен справиться с собой, я вышла на балкон, чтоб подышать свежайшим воздухом. Передо мной, как на ладошки, простирался респектабельный район городка, погрузившийся в ночь. Тучи все посильнее сгущались, кое-где вдали гремел гром, разумеется, надвигалась гроза.

— Скучаешь, малыш? — услышала я маленький бархатистый глас, и мурашки побежали по спине.

Марк подошел поближе.

— Пойдем, потанцуем? — предложил он, и я, недолго думая, взяла его руку.

Мы начали медлительно двигаться в такт музыке. Я ощущала его жаркую ладонь на спине, в его мужских руках я чувствовала себя таковой малеханькой и беззащитной… Что-то странноватое и нежное теплым мокроватым комочком поселилось в моем животике. Музыка растворяла внутри себя, подчиняла, как его жаркие руки, которые нескромно скользили по моей спине, спускаясь ниже, пересекая границы допустимого.

— Постой, — шепнула я горячо, пытаясь убрать его руку со собственной попки.

Марк не послушался, только посильнее придавил меня к для себя, начал целовать и как будто повел куда-то. Я была чуть-чуть пьяна, и может быть оттого не ясно понимала, что происходит. Марк завел меня в черную комнату, меркло освещенную свечками. Около кровати стояло ведерко со льдом и бутылкой шампанского и фрукты. До меня вдруг начало доходить, что все это означало, но было уже очень поздно. Он подошел ко мне, с силой обхватил сзади, начал целовать мою шейку, руки…

— Нет, пожалуйста, не надо, Марк, — произнесла я, пытаясь вырваться. В ответ Марк повернул меня лицом к для себя и впился губками в мои губки.

— Нет, — сдавленно проорала я, чувствуя сейчас полную свою слабость, — не трогай меня!

Он продолжил целовать меня с таковой страстью, что я чуть ли не поддалась его ласкам, но как его рука начала приподнимать платьице, я ужаснулась еще посильнее и вырвалась из его рук.

— В чем дело, малыш? — спросил Марк, и его тон показался мне глумливым, — Я, что не достаточно заплатил?

Он опять приблизился ко мне, но заместо ответных ласк я несильно отдала ему меж ног, отбросив от себя на пару метров.

— Заплатил? Что означает, заплатил? — мои глаза вопросительно округлились.

— Не прикидывайся недотрогой. Светка должна была передать для тебя средства за то, чтоб тебя трахнули. Ты сама пришла к нам, мы же уславливались, что каждому парню достанется по девчонке. Я избрал тебя, потому ты должна быть моей этой ночкой.

Слушая это, я начала рыдать. Слезы катились по щекам от осознания того, что меня продала собственная подруга. Марк сделал слабенькую попытку обнять меня, но я отстранилась, продолжая ронять соленые слезы на платьице.

— Выпусти меня.

— Нет, — произнес он. Я повернула ключ и открыла дверь. В глубине гостиной, на диванчике посиживала верхом на Сергее моя подруга. Увиденная сцена принудила меня закрыть дверь и поморщиться от омерзения.

В это время Марк откупорил первую бутылку шампанского и заполнил два бокала, один из которых протянул мне.

— Давай выпьем, — произнес он, и я нехотя взяла бокал. Больше всего мне на данный момент хотелось напиться до беспамятства и проспаться, чтоб меня никто не трогал, так противно было на душе.

Я села на кровать, усыпанную розовыми лепестками, и отпила малость из бокала. Шампанское малость успокоило меня, заливая все снутри приятным теплом. Марк сел рядом.

— А ты… У тебя кто-либо был? — спросил он.

— Нет, — честно ответила я.

— Усвой, малыш, я не желаю сделать для тебя больно, — произнес Марк, и его коричневые глаза засияли каким-то неподражаемым светом, которого я еще не лицезрела. Он приблизился ко мне и шепнул на ушко, — Ты необыкновенная женщина. Ты просто ангел…

Его слова, его обжигающее дыхание совершенно близко, действовали на меня успокиавающе. По ту сторону окна начался ливень, раскаты грома раздавались все громче и громче. Я подсознательно поднялась, чтоб закрыть окно. Марк обогнал меня, но я так и тормознула у окна в каком-то немом исступлении.

Его руки обхватили меня, сейчас совершенно не так очень, как всего пару минут вспять, а очень-очень лаского.

— Малыш… Неуж-то ты никогда не желала узнать любовь, выяснить, что такое реальная мужская ласка? — Марк гласил тихо и вкрадчиво, проводя пальцами по моей шейке и вызывая во мне сладкую истому. — Ты же хочешь этого, я вижу это в твоих очах, я чувствую это в твоем запахе… Шампанское, свечки, розы — все это только тебе. Большая часть женщин в твоем положении могут только грезить об этом…

Я ощутила, как Марк нащупал молнию платьица и начал медлительно ее расстегивать, пока не дошел до конца, и платьице не слетело с меня, обнажив тело, на котором оставались сейчас только белоснежные узорчатые трусики. Глаза Марка начали плутать по моему телу, он несмело, как будто боясь моей реакции, прикоснулся к груди, но я так же молчком смотрела на него, чувствуя, как мои соски напрягаются, а тело изнывает от непонятной жажды. Жажды его тела.

Марк снял с кровати простынь, и сотки розовых лепестков осыпались к моим ногам. Потом разделся донага и подошел ко мне. Его рука скользнула по моему лбу, на котором уже выступила испарина, пальцы начали ублажать щеки и чувствительные места на моей шейке. Я в первый раз лицезрела впереди себя мужчину без одежки, и увиденное вызвало у меня восхищение, которое тяжело передать словами. Марк взял меня на руки и положил на кровать, сам лег сверху, не переставая целовать шейку, захватывая ртом губки и язык. Я отвечала на его поцелуи, отчаянно, только так, как может целовать собственного мужчину женщина, которая через миг даст ему свою невинность. Его жесткий член уперся мне в ногу, тяжело дыша от возбуждения, он снял с меня трусики и бросил их на пол. Вдруг он оторвался от моих губ и начал спускаться …все ниже и ниже, покрывая мокроватыми страстными поцелуями мою возбужденную грудь, проводя языком по животику и заставляя комочек снутри возрастать до размеров целой вселенной.

— Не страшись, малыш, все будет отлично. Это не больно, — произнес он таким теплым и успокаивающим голосом, что я не смогла сдержать ухмылки.

Когда он начал заходить в меня, я с неким волнением отметила, что член Марка был достаточно таки толстым, а у меня снутри все было очень узко. Все же, он продвигался все далее и далее, и, в конце концов, стопроцентно вошел в меня. К своей радости, я совсем не ощутила боли. Марк продолжал ритмично двигаться во мне, не помня себя от удовольствия, вызывая во мне подобные чувства. В первый раз в собственной жизни, я чувствовала мужчину. Чувствовала его внутри себя, чувствовала его снаружи, чувствовала, что стопроцентно принадлежу разбуженному одичавшему зверьку, который подчинил меня для себя, всецело и невозвратно. Через несколько мгновений Марк издал глухой стон и обмяк на мне.

— Моя кросотка, — произнес он, продолжая оставаться на мне. — Как длительно я находил тебя…

Он продолжил целовать меня, не оставляя ни один участок тела без внимания. В конце концов, Марк лег ко мне боком, и я ощутила, как в меня заходит два его мокроватых пальца.

— Что ты делаешь? — спросила я, пытаясь приподняться, но Марк положил мне руку на грудь.

— Я собираюсь сделать тебя счастливой.

В этот момент я ощутила, как его пальцы начинают двигаться во мне, вызывая одна за одной волны очень сильного возбуждения. Эти волны усиливались с каждым его движением снутри меня, и вдруг… я ощутила, что что-то приближается ко мне. Чувство близости лавины, мне было так отлично, что я сама уже всем телом отвечала на толчки снутри. Это было тут, поближе, поближе… В один миг все вокруг закончило существовать. Мое тело, в особенности та его часть, которая поддавалась ласкам, натужилось до небезопасного предела, из глаз брызнули слезы, я услышала какое-то непонятное хлюпанье понизу, и только после сообразила, что льется из меня…

— Спасибо для тебя, — я практически вцепилась в Марка мертвой цепкой, не хотя отпускать ни на один миг, слезы все еще лились по лицу. Я была так непомерно счастлива, как еще никогда в жизни.

После всего пережитого мне жутко захотелось спать, и, свернувшись калачиком, я здесь же погрузилась в сладкий всепоглощающий сон.

Днем, первым, что я увидела, проснувшись, был Марк, пристально смотревший на меня. Больше всего я страшилась отчего-то, что он на данный момент прогонит меня, и я больше никогда его не увижу. Но он смотрела с таковой нежностью, что через мгновение я уже была уверена, что он сейчас меня от себя не отпустит…

Отзывы и замечания присылайте по адресу

[email protected]

xoxo, Lelya Smotritskaya

Добавить комментарий