Мне повезло. Часть 1

Категория: Измена

Мне подфартило, я повстречал Даму, ставшую моей супругой, она очень красива, чувственна и откровенна, и вот поэтому я не могу держать все произошедшее со мной внутри себя, истории эротического и даже порнографического содержания рвутся наружу, к для тебя, мой читатель. Так протяни мне руку, и я проведу тебя темными аллейками разврата и похоти, к просветленному приятию мира таким, какой он есть, каким бы он ни был.

Со собственной будущей половиной я познакомился так, как и положено русскому мужчине: вечерком в субботу я валялся на диванчике в собственной однокомнатной квартире (отличные мужчины валяются не под забором), на улице шел прохладный, 1-ый вешний дождик. И здесь раздался звонок моего старенького друга:

— Ты дома? Чем занят?

— Читаю.

— Понятно, испить есть?

— Естественно, входи.

— Только я не один, со мной женщина.

— Даму тоже давай, когда нам девицы мешали?

Спустя полтора часа он нарисовался на пороге, и торопливо пожав мне руку, скрылся на кухне, видимо побежал разливать, благо гостем был частым и знал где чего лежит. Следом за ним порог моего дома переступила очень увлекательная юная дама, и протянув мне узкую, роскошную руку, произнесла : Ирина.

Одета она была в темные брючки и сероватый неброский свитерок, которые только подчеркивали ее практически божественную стать. Пышноватая копна прекрасных темно-каштановых немного вьющихся волос доставала до упругой круглой задницы, высочайшая грудь 2-го размере над узкой талией, притягивала взор как магнит, тем паче через узкую ткань свитера вызывающе и очевидно обозначались соски ( лифчика не носила ни тогда, ни сейчас, хотя размеры груди приметно выросли). Рука была малая, но крепкая. Ну и вся она была тоненькой, но на удивление крепенькой, сказались долголетние занятия танцами, о чем я тогда еще не знал. Роста в ней было 170 см, но весь ее вид был умопомрачительно гармоничен и высочайшей она не смотрелась. Лицо было округлым, верно очерченные губки прекрасной формы, прямой римский нос, соболиные брови и необыкновенный, «кошачий» разрез темных глаз. Косметики на ней всегда был минимум.

Как это часто бывает в Сибири, в ней смешалась кровь кубанских казаков, местных тюрков-охотников, цыганская, и бог еще знает чья. Но итог вышел прекрасным. Забегая вперед, скажу по секрету, что кожа была незапятанной, персиковой и вся ее фигура смотрелась как древная статуя, где под плавными очертаниями верно просматриваются все мускулы и жилки, нисколечко не убавляя ни женственности, ни отточенной грации, неосознанной, присущей ей естественным образом. До встречи с ней мне не приходило в голову, что можно наслаждаться тем, как дама движется, как смеется и поправляет свою прическу. Мне кажется что она, может быть не специально, но очевидно кокетничая, несколько раз поправила свои шикарные волосы, когда руки поднятые к голове, принуждают подняться грудь еще выше, делая ее не просто ясной, но совершенно уже очевидной. В ее очах ясно просматривался огонек, с которым она рассматривала меня. Так глядит охотник на добычу, прикидывая, на какой стенке он повесит рога, либо комнату, где бросит запасливо содранную с меня шкуру.

Дружок мой, торопливо собиравший в это время на стол «что бог послал», всегда слыл ходоком, а на данный момент пребывал в разведенном состоянии, так что относительно его отношений c Ириной у меня колебаний не было. Сам я пребывал в вялотекущем развитии сразу 2-ух романов с вероятным концом у Мендельсона, и новые дела меня не очень тогда заинтересовывали. Хотя женщина была, непременно, хороша.

Выпили, закусили. Ирина увидела гитару на стенке и попросила спеть чего-нибудть. Нужно сказать, что я пользуюсь репутацией поэта и барда, хотя пою на одну вторую мимо нот, возмещая этот недочет страстью и одушевлением, потому друзья снисходительны ко мне. Ломаться я не стал, потому что желал произвести воспоминание на Иру. Взял гитару и запел. Пел свое, чужое, на заказ и не в тему. Ира проявила себя на уникальность внимательным и признательным слушателем. После третьей рюмки, дружбан мой попросился полежать на моем единственном диванчике (переутомился видимо) и сбежал в комнату, где скоро зазвучал его несильный, но храп. А мы всю ночь напролет болтали, я пел, она улыбалась, и ночь прошмыгнула как мышь, в поисках собственного куска сыра.

Днем мы расстались, а через два денька она позвонила, и мы проговорили несколько часов кряду о всякой ереси, не замечая времени.

Через неделю она позвонила опять и произнесла, что желает в гости. Естественно, приезжай — воодушевился я, секс излишним мне никогда не казался. Меня нисколечко не смутило, что она подружка моего друга, что у нее наверное есть какая-то прошедшая жизнь. Подумаешь, пренебрег я этими правильными идеями, за что обыкновенно, потом заплатил сполна, хотя и не жалею ни о чем.

Бритый, мытый до скрипа, я ожидал ее у порога, сгорая от похоти и нетерпения. Сходу, когда она вошла, я снял с нее плащ и лаского обнял, и мы длительно и лаского лобзались в прихожей, в то время как наши руки расстегивали, снимали и проникая под одежку, изучили то, что в их попало.

— У меня грудь трамплином — шепнула Ира и подтолкнула мои руки ввысь, оторвав меня от круглой и крепкой попки. Я задрал кофту и нашел две волшебные, полные, чувственные груди, приятного размера, бархатные на ощупь, с вишневыми, круглыми толстенькими сосками. В это время ее рука уже была в моих трусах и держала меня за член и лаского пожимала его, усиливая эрекцию. Чувства были расчудесными, эту игру хотелось длить и длить, изнывая от предвкушения. Протянув руку и запустив ее к ней в трусики, я нашел, что она вся течет, сока было настолько не мало, что ладонь стала увлажненной.

Дорога от порога до дивана заняла несколько сладостных минут, в течении которых мы нетерпеливо освобождались от одежки. И вот я сижу на диванчике, она на мне, и я проникаю в нее 1-ый раз. Член плавненько раздвигает ее жаркую глубину, я беру ее за пятую точку обеими руками и мы начинаем неторопливое и сладкое движение навстречу будущим экстазам. Перед моим носом покачивается ее расчудесной формы грудь, я беру в рот ее правый сосок, она прерывисто вздыхает и увеличивает темп. Через минутку, вцепившись друг в друга мы уже еблись, как одичавшие животные. Ее пизда мокро хлюпает, по моим ляжкам стекают ее соки, она верещит как кошка весной, я рычу, практически теряя сознание, и это бешенство сладостно как никогда. 1-ые дважды я кончил не вынимая, она возбуждала мою похоть неописуемо, сначала тем, что сама ее испытывала и вела себя как течная сучка, без выкрутасов и манерностей, меняя позы по первому требованию. От таковой ебли крышу просто сносило, и через три часа практически непрерывной скачки, мы просто забылись в обмороке, от вереницы опустошающих оргазмов. Проснувшись, мы нашли, что сжимаем друг дружку в объятиях и , естественно, продолжили обоюдное исследование наших тел. Никогда я не относил себя к половым гигантам, быстрее к лодырям, трижды за ночь мне всегда казались излишеством, но видимо этот случай был особенным. Мы провели в кровати практически три денька, время от времени прерываясь на пищу и сон, и мне не казалось, что происходит нечто неописуемое. Все было естественно и просто, забавно и сладко до утраты сознания. С ней все выходило просто и просто, будь то беседа на отвлеченные темы, либо длинный поцелуй, переходящий в сладостное соитие.

Днем на 3-ий денек, сославшись на необходимость посетить место работы, Иринка ушла, пообещав позвонить и оставив меня в смятении. Было надо что-то решать, ведь она женщина друга, а до этого никогда я не покушался на женщин либо жен собственных друзей. Но потому что инициатива была не моей, совесть была чиста и я нанес звонок другу, честно сообщив ему, что Ира провела у меня практически три денька. Друг выслушал меня на удивление расслабленно, порекомендовал мне не париться и произнес, что зайдет побеседовать об этом попозже, если энтузиазм к данной теме к тому времени у меня не пропадет.

Ира отсутствовала неделю, не подавая о для себя никаких известий, а я ее не находил, считая все случившиеся расчудесным приключением, и менее. Но через неделю раздался звонок и бархатный голосок Ирочки сказал мне, что она заскучала и желает меня созидать немедля. Через полчаса она стояла на пороге моего дома.

У тебя есть чем меня покормить?- спросила она улыбаясь.

Очевидно, у меня было. Холостая жизнь мужчин обычно дисциплинирует, потому минимум есть всегда. Через 40 минут я позвал ее за сервированный стол: жареный стейк, овощи, малость зелени и стакан томатного сока. Все было подано прекрасно, на большенном блюде, салфеточки, вилочки, ножички. Мне хотелось сделать ей приятное, но к тому же я ее изумил. Как она позднее мне призналась, ей никогда в голову не приходило подавать пищу так живописно.

Обед плавненько перетек в беседу на диване с чашечкой кофе, а она соответственно в тесноватые объятия и страстные поцелуи. Сейчас мы трахались не торопясь, со вкусом, меняя позы и отдыхая после каждой схватки. В перерывах меж сессиями она призналась мне, что в первый раз испытывает желание прилепиться к мужчине, как она выразилась: «кожа к коже». Мне с ней было умопомрачительно просто, она пристально слушала, ей было любопытно со мной, охотно смеялась, глаза ее светились. Холостяки знают, что после соития с дамой, которую ты привел к для себя домой, иногда бывает тяжело выпроводить даму из дома так чтоб ее не оскорбить, а уже охото остаться одному и общение с ней уже не надо и тяготит. В нашем случае не было ничего подобного, мне не хотелось чтоб она уходила, я ей произнес об этом и она просто осталась на неделю, позже к тому же еще. Правда временами она исчезала на пару дней, ссылаясь на дела, но меня это не напрягало, я был рад каждой минутке проведенной с ней рядом. Месяца через три я сообразил, что уже втюрился. Очень и окончательно. Жизнь без нее стала пустой, секс с другими неинтересен, дела с друзьями стали раздражать. Я желал только ее одну. Равномерно все мои прошлые дамы удалились из моей жизни, друзья стали пореже посещать и резвее уходить, предоставляя нам возможность побыть вдвоем. Вдвоем нам никогда не было скучновато, всегда находилось занятие для обоих, и не непременно секс.

Через год мы поженились, у нас родился превосходный отпрыск, и с Ирой произошли волшебные перемены. После родов она поначалу очень похудела, став совершенно худой, а через полгода набрала таковой женской стати, что у меня глаза на лоб полезли. Грудь налилась женской силой увеличившись до 3-его размера, и не повисла, а стояла как вкопанная, хотя она кормила отпрыска только грудью, ноги стали женственными, плавными и округленными, живот немного набрал форму из плоского став таким, каким он бывает у танцовщиц белледанса, ласковым и плавным. Одежку ей мы шили лишь на заказ, так как времени ходить по магазинам, у меня не было. Портниха нам попалась восхитительная, она так подчеркивала плюсы ее новейшей фигуры, что я только зубами скрипел. Вот вроде ничего фривольного в одежке нет, все в традиционном стиле, но как посмотришь на неё, сходу член встает. И не у меня 1-го, что типично.

Представьте, белоснежный костюм, пиджачок, юбочка выше колен, телесные чулки, бежевые светлые туфли на среднем каблуке, под пиджачком тоненькая голубенькая шелковая закрытая блуза, которая на самом деле ничего не прячет: грудь торчит, подрагивает при каждом шаге, соски вперед (лифчик никогда не носила), юбка обтягивает круглую попку, осанка прекрасная (снова танцы), походка богини. И шикарные, каштановые, вьющиеся волосы до попки, натуральная грива. Дамы на улице подходят, молвят комплименты, спрашивают, где одевается, мужчины лезут знакомиться пачками, им не принципиально, что я с ней иду рядом, у их слюни до пола и мечты до горизонта. А ей хоть бы что, улыбается, говорит с ними, подшучивает.

Тогда я наивно задумывался, что она только моя, и самодовольству моему не было предела. Прогуливался надутый от гордости, что у меня такая шикарная дама. Я еще не знал тогда, что у нее свой гарем из 3-х парней, (включая, правда, меня, но не исключая случайных связей), с которыми она до настоящего времени поддерживает дела. Любовные, очевидно…

Продолжение следует…

Добавить комментарий