Мы любили

Категория: Традиционно

Часть 1

Это всё вышло из-за Марьяны, нашей сумасшедшей литераторши, которая затеяла театральный бал. Она поделила нас на группы, пораздавала тексты с кусочками диалогов из различных пьес и повелела выучить. А позже, произнесла она, начнём репетировать.

Я попала в группу, которой достались чеховские «Три сестры». Не считая меня в неё входили моя подруга Наташка, эта примадонна Светка Белянская и два парня. С мальчишками нам подфартило. Марьяна отрядила нам самого потрясающего парня из всего потока. Он был прекрасный – рослый блондин, интеллектуал и к тому же отпрыск богатых родителей, а поэтому всегда одетый как на картинке. Звали его вообще-то Женькой, а в нашем классе называли Евген. 2-ой был его компаньон, таковой же рослый и прикинутый, Артём.

— Ну что, девчонки, — произнес он нам, когда Марьяна всех отпустила, — пойдём ко мне порепетируем?

Я поглядела на Наташку. Она отчаянно сигналила мне: соглашайся! За всех подписалась Светка.

— Чего мнётесь! – хмыкнула она и оборотилась к Артёму. – Накормишь?

— Замётано! – засмеялся Артём.

Я позвонила домой, так как имела с родителями металлический контракт. Они всегда должны быть в курсе моих передвижений. Когда я присоединилась к компании, оказалось, что с нами идёт ещё один мальчик. Этот был середнячок – тощий, в мешковатой одежке, весь некий сероватый и с подходящим именованием Сергей. Я шёпозже спросила у Наташки, откуда он взялся.

— Артём позвал, — произнесла Наташка. – У него что-то с компютером случилось. Позвал его поглядеть.

Я вспомнила, что этот Серёжка был сумасшедшим взломщиком, чуть не уголовником. По последней мере, в один прекрасный момент к нам в школу приходила полиция, и его позорили на спешно созванном собрании, что-то он такое кому-то сломал.

Квартира у Артёма оказалась обыкновенной типовой тройкой, но с неплохим дизайном и дорогой мебелью. Дома никого не было. Когда я наивно спросила, где предки, ждя услышать саркастический ответ, что в это время взрослые обычно работают, Артём улыбнулся мне и сказал, что его предки укатили в отпуск в Дубаи.

— А ты что один остался? – поразилась я.

— Я уже большой мальчишка! – засмеялся Артём и спросил. – Поможешь на кухне?

Я позвала Наташку, и мы были приставлены к нарезанию бутербродов.

— Пойдём, покажу, где компьютер, — произнес Артём Серёжке.

Пока мы с Наташкой работали, все они там о чём-то совещались в большой комнате, временами покатываясь со смеху. Но вот к нам пришёл Артём, похвалил за работу, слету ухватил бутерброд и полез в холодильник, вынул несколько бутылок и какие-то маленькие ядовито-зелёные лимоны.

— Девчонки, — произнес Артём, — вы пробовали когда-нибудь «Маргариту»?

— Естественно! – не моргнув, объявила Наташка, которая и пиво-то никогда не нюхала.

Я промолчала.

«Маргариту» я всё-таки попробовала. Она была в таком треугольном фужере с ободочком из соли и обалденно пахла, вот только ободрала гортань, и 2-ой глоток я уже делать не стала. А Наташка махнула коктейль одним глотком и победно поглядела на нас.

— Ещё, — произнес Артём.

– А давай! – брякнула Наташка.

— Ты что делаешь? – зашипела я, но она только отмахнулась.

Эта дурочка готова была расстелиться перед Артёмом.

Все они стремительно запьянели. Только Серёжка, как и я, убаюкивал собственный нетронутый фужер.

— А ты чего? – спросил у него Евген.

— Мне работать, — расслабленно ответил Серёжка.

Артём суетливо закивал, и Евген, брезгливо поморщившись, отступился.

Позже мы плясали под какие-то сумасшедшие ритмы. Я, хоть и не пила, но ощутила, что схожу с разума так же, как они. Серёжка в это время посиживал перед компом и что-то сконцентрированно делал. Когда он окончил и объявил, что уходит, Евген опять толкнул к нему бокал с коктейлем.

— Ты мужчина либо сопляк? – спросил он.

Сергей покорливо взял фужер и сделал большой глоток.

— А вы? – Евген вдруг обвёл взором нас. – Девченки созрели? Потрахаемся?

— Сдурел! – забавно откликнулась Светка. – Мы девственницы!

— Ну, давай через трусы, — предложил Евген. – Либо даже ранее не доросли?

— Давай, — внезапно произнесла Светка.

— Наклонись! – скомандовал Евген.

Светка соскочила с дивана, развернулась лицом к спинке и наклонилась, практически касаясь спинки грудью. Евген одним движением ловко выкрутил её мини-юбку ввысь на талию. Открылась большая круглая попка, прекрасно затянутая в белоснежные атласные трусики и светлые колготки. Евген взялся за колготки.

— А! Не смей! – взвизгнула Светка и добавила. – Порвёшь!

Она сама аккуратненько стащила с себя колготки и приняла прежнюю позу. Евген расстегнул брюки и приспустил трусы. И здесь со мной случилось что-то вроде обморока, когда я увидела его большой напряжённый член, некий весь ребристый от вздувшихся вен, с большой малиновой головкой. Нет, я не хлопнулась на пол и не завопила, но ужаснулась до судорог. И вот таковой большой ужасной штукой они лезут дамам вовнутрь, это, наверняка, так нестерпимо больно!

Евген тем временем положил лапы ей на попку и стал тыкать своим членом ей меж ног. Член соскальзывал и валился вниз. Евген поддерживал его и что-то шипел через зубы.

— Так не комфортно! – произнес он, в конце концов, громче.

Светка приспустила трусы до половины, запустила руку вовнутрь, развела пальцами промежность и выстелила её трусами. Евген здесь же стал тыкаться в образовавшееся углубление, всё усиливая напор. Трусы вдавливались всё поглубже.

— Ещё немножко спусти, — попросил Евген.

Светка практически стопроцентно сдвинула трусы вниз и опять выстелила ими вход во влагалище. Открылась её нагая попка, большая, розовая, матово-бархатистая. Евген провёл по ней ладонями, раздвинул половинки, потрогал пальцами сморщенный сфинктер.

— А может сюда? – спросил он.

— Нет! – взвизгнула Светка. – Я же произнесла, это больно!

— Ну, нет, так нет…

Евген опять начал вбивать свою штуку, которая ещё подросла, в белоснежную немного потемневшую от воды ямку, нередко и тяжело дыша и притягивая её попку к для себя руками. Вдруг трусы, шёлковые гладкие, не удержались в своём положении и заскользили вниз по Светкиным ногам, а член, не встретив преграды, глубоко практически полностью вошёл в малиновую щель пониже попки. Светка ахнула, звучно и с облегченным наслаждением, а позже грустно произнесла:

— Что все-таки ты наделал?

— Зато, — произнес Евген. – Эта тягомотина с целкой наконец сзади. Сейчас можно трахаться хоть круглые день. Пойдём ляжем.

— Хорошо, — произнесла Светка. – Только-только, так паровозиком и пойдём? Вытащи собственный член из меня!

Евген начал вытаскивать член, но вдруг резко вонзил его назад. Светка застонала.

— Прошу, — шепнула она.

Евген опять медлительно начал выходить из неё. Он это делал практически по миллиметру за минуту. Мы ожидали, затаив дыхание. Вот уже показалась головка, вот уже она вышла стопроцентно. Светка начала подниматься, а Евген нажал ей на поясницу и снова остервенело засадил собственный член в горящую щель. Светка опять протяжно застонала. Я испуганно сжалась, став свидетельницей нестерпимой пытки. Евген сделал так ещё три раза, позже развернул Светку в сторону входа в спальню и ударами члена в щель стал практически гнать её в том направлении.

— Пожалуйста! – причитала Светка. – Пожалуйста!

А позже из спальни мы услышали совсем одичавший крик.

— Ещё!!! – закричала Светка. – Ещё, так же, ещё!!!

Я поглядела на Наташку. Наташка была красноватая и вспотевшая. На мальчиков я вообщем не отважилась посмотреть.

— Девчонки, — произнес Артём. – Давайте тоже попробуем. Через трусы. Клянусь, я не позволю, чтоб такое случилось.

— Нет. Нет, — забормотала я, пятясь в сторону кухни.

А Наташка стояла на месте и смотрела для себя под ноги.

— Наташечка, — умоляюще произнес Артём. – Я осторожненько… Пожалуйста… Ты моя самая возлюбленная…

И Наташка моя чуть приметно кивнула головой. Артём подпрыгнул …к ней и стал гнуть. Я сообразила, что если останусь на месте, то тут же прямо и умру. Я бегом кинулась на кухню.

Там посиживал Сергей. Он темно посмотрел на меня. Жалость и презрение отразились у него на лице. Я поджала губки и развернулась, чтоб уйти.

— Они закрыли дверь на ключ, — внезапно произнес мне Сергей. – Садись, подождём.

И мы стали ожидать.

Светка уже не кричала так звучно. Ну и другие звуки из далённой спальни не долетали. Зато было отлично слышно, что происходит в большой комнате.

— Только целку мою не трогай, — временами повторяла Наташка.

— Естественно! – задыхаясь, отвечал Артем.

Позже послышалась возня и стон диванных пружин.

— Давай в пятую точку! – предложил Артём.

— Нет! – в панике пролепетала Наташка. – И не нажимай так очень, мне больно!

— Ну, возьми в рот, — произнес Артём.

— Я не умею, — ответила Наташка.

— Соси головку, — скомандовал Артём и сходу протяжно застонал. – Сейчас облизывай. До самых яиц… Ещё! А-а-а… Сейчас опять соси головку. Ещё. Сейчас втягивай в себя… Ещё! Поглубже! Поглубже! Т-ты!.. что?..

— Я не могу, — задыхаясь, произнесла Наташка. – Ты таковой большой…

— Ну, давай ещё раз в письку. Да сними ты эти трусы. Не страшись.

И началось ритмичное пыхтение, прерываемое временами Наташкиными стонами «Только целку мою не трогай!» Артём трудился молчком.

Я посиживала как примороженная. Лицо и уши мои пылали. Я страшилась поднять глаза на Серёжку, до того мне было противно. Мне было видно только его руки, лежавшие на столешнице ладонями вниз, узенькие кисти с длинноватыми пальцами. Временами они конвульсивно подёргивались.

— О! – раздался из комнаты бодренький глас Евгена. – Круто!

— Целку мою не трогай! – как попугай повторила Наташка.

А Евген отрадно заржал.

— Да он тебя ебёт вовсю! Какая там целка! Даже не ощутила? Ну, ты, Тема, виртуо-оз! Да чего ты ужаснулась, дурёха? Расслабься, лови кайф! Таковой мужчина тебя пашет!.. Ну и ты ничего… Смелая… Я слышал, как ты у него сосала… Хочешь у меня лизнуть?.. Ну, отлично, я подожду… А где подружка твоя?

Я обмерла и перепугано посмотрела на Серёжку. У него в гневной гримасе был перекошен рот. Поймав мой взор, он вскочил, вышел из кухни и через некое время возвратился с ключом, показал его мне.

— Пошли отсюда!

Я поспешно направилась за ним в прихожую.

— А, Сероватый, — увидел его Евген. – Как успехи? Трахнул её? Либо поцелуйчиками обошлись?

— Посторонись, — попросил Сергей. – И помолчи.

Он стремительно оделся, дождался, пока я застегну куртку трясущимися руками, и раскрыл дверь. К нам вдогонку выскочил Артём в джинсах на нагое тело.

— Ребята, — пролепетал он. – Всё нормально?

— Нормально, — ответил Сергей. – Имей в виду, ты мне должен полсотни баксов.

— Как уславливались, — пробормотал Артём. – Вот держи.

— В последующий раз, когда будешь звать меня чинить железо, — произнес Сергей. – Без этого, хорошо? Я не совмещаю работу и утехи…

— Хорошо, — пообещал Артём.

На улице Сергей взглянул на меня.

— Ты белоснежная в крапинку, — усмехаясь, произнес он мне. – Далековато живойёшь? Провожу…

Добавить комментарий