Мысли вслух. Глава 5: Похищенная королева. Часть 3

Категория: В попку

Первой оклемалась демоница. Она встала и натянула трусики, спущенные до колен.

Кассандра, в конце концов придя в себя, сообразила, что свободна и желала было бежать, но тело ее не слушалось — еще не оправилось от перенесенного потрясения. Свести ноги и подняться она не могла.

Тем временем, сзади послышалось шевеление беса.

Царица кое-как начала ползти вперед и натолкнулась на свои же красивые ножки в прекрасных сапогах, она подняла глаза и увидела свое ухмыляющееся лицо.

— Куда-то собралась?

— Прошу тебя…

Но здесь свистнул хлыст и она ощутила щупальце беса на собственной щиколотке. Ее потянули вспять, рука дамы соскользнула с сапога, а демоница с легкостью отошла в сторону.

В голове Кассандры появилась картина: сидячий на заду и обливающийся слизью бес, с удовлетворенной улыбкой и раскрытым бутоном, как будто на удочке тащит пойманную даму с растрепанными волосами и в рваном платьице по каменным плиткам. Половые губы злосчастной красноватые и припухшие. Ровно того же цвета и 5 лепестков, на ее промежности и бедрах. Алые-алые лепестки. Она скользит по луже спермы на встречу с членом беса и делает ничтожные пробы замедлить руками свое продвижение, цепляясь за выступы в полу.

«Вот так виды… Ну что ж, пожалуй, я пойду — меня ожидает граф. А ты оставайся — вижу ты ему приглянулась. Уверена, сейчас владычица морей получит очередной «поцелуй». Надеюсь, ты постараешься и сделаешь его таким же страстным как и 2-ой. Желаю повеселиться, нарожать уродов и цвести ярче всех! Прощай, царица, я позабочусь о твоих людях и с наслаждением преподнесу их Императору и воякам Демонии! Прощай!»

Она ушла, чтоб вновь без остатка отдаться графу Люксембургскому. Царица Кассандра, которая уже уперлась в Джабо ногами, чью попу уже приподнимали бескостные руки, ощутила сзади знакомый жар и сообразила — для нее эта ночь будет очень и очень долгой…

По пути в покои графа Люксембургского, царица Кассандра изловила одну служанку и повелела отнести провождающему государя Джабо оборотню записку с уведомлением, что 2-ая встреча по поводу переговоров состоится не в восемь утра, а в час полудня. Относящая указание женщина была удивлена, ведь ее госпожа всегда решала принципиальные вопросы пораньше, но у владычицы морей были превосходные планы по поводу ночи и вставать очень рано она совсем не собиралась. Тем паче, что другой участник переговоров очевидно до утра будет объезжать свою новейшую рабыню и навряд ли сумеет явиться к восьми. Таким макаром она решила не ограничивать ни свое ни его наслаждение.

В час денька все собрались у стола переговоров. Служанки царицы Кассандры перешептывались поодаль о новеньком скандале. Одна из их днем пошла будить графа и увидела в его постели свою госпожу. Поточнее ей поначалу показалось, что не груди мужчины дремлет незнакомая ей дама, судя по цвету волос и тому, что из под одеяла высовывалась попа с розовой татуировкой в виде цветка. Но мгновением позднее лежавшая обернулась и женщина выяснила свою царицу, смутилась да удрала. Цветка не попке уже не было — видимо, ей показалось. Так либо по другому служанки были удивлены схожей перемене в отношениях этих двоих и на данный момент во все глаза смотрели на свою госпожу, прямо во время переговоров держащую руку на паху графа, который приобнял ее за талию и оставил руку очевидно ниже, чем следовало по всем правилам этикета в воззвании не просто с дамой, но с царицой.

Граф Люксембургский был в отличном расположении духа — в эту ночь реализовались все его мечты. Кассандра покорилась ему и стала его послушливой любовницей. Он не ждал, что эта гордая и императивная дама позволит ему делать с ней хотя бы десятую долю того, что он вытворял вчера ночкой, но она оказалась воистину страстной любовницей. «Отлично, если так пойдет и далее, то скоро мы поженимся и я стану владыкой, а моя супруга будет, может быть, единственной дамой, которая мне нужна — она полностью меня удовлетворяет. Что ж, пора заканчивать этот фарс»:

— Царице совсем неинтересно гласить с Вами, по-моему, она довела это до Вашего сведения уже вчера…

— Погоди, милый, — Кассандра немного сжала член, который до того времени нежно поглаживала, тем осадив собственного вассала. — Незачем гласить с ним в таком тоне. Я отлично понимаю Ваше положение, государь Джабо и уверена, что недавнешний конфликт был только недоразумением…

— Что?!

— Милый! Я тут царица, не забывайся! — сказав это она здесь же прильнула к уху собственного хахаля и шепнула. — Я не желаю больше жариться на солнце — давай покончим с этим побыстрее, а то он будет канючить снисхождения… А я так желаю тебя… — здесь она приобняла его и, скрыв свою ручку от излишних глаз меж собой и хахалем, позволила для себя запихнуть ладошку в брюки графа и умиротворяюще поласкать его дружка. — Я скоро, милый, а позже мы решим, что делать с демонами — уничтожить либо помиловать.

— Как Вам угодно, моя госпожа, — они возвратились в начальное положение и он произнес это так, чтоб слышали все.

— В общем, мы не проявим злости по отношении армии бесов на стороне Правителя и поэтому прощайте, легкого Вам пути.

Графу почему-либо казалось, что Кассандра уделяет очень уж много внимания служанке беса, которая стояла впереди собственного государя и чуток с боковой стороны — отвратительная тварь позволяла для себя в присутствии царицы отвратно ухмыляться и, похоже, мять собственной ручищей попку девицы. «Фу, мерзость какая!» Лица злосчастной видно не было, поточнее все выше носа было укрыто вуалью, но мужик лицезрел слезы, что стекали по ее щекам, на которых показывалась какая-то красноватая отметина: «Это естественный окрас демоницы либо татуировка? Отвратно… Она что-то пробует сказать — губки движутся, но я не пойму».

Здесь царица позволила для себя вольность, наклонив к для себя графа и слившись с ним в страстном поцелуе у всех на очах. И опять мужик был готов поклясться, что его новенькая любовница, впившись в него изголодавшимся ротиком, глядит на плачущую даму и, похоже, получает от этого наслаждение.

Его подозрения подтвердились, когда, оторвавшись от него, Кассандра посмотрела в глаза служанки и напоказ взяла его за пах, провела вверх-вниз:

— Пошли, милый, продолжим то, на чем тормознули поближе к утру, — только сказав это смотря служанке в глаза, она развернулась и пошла.

Удивленные девицы из сопровождения двинулись за ней, а граф как-то глупо уставился на продолжающую рыдать наложницу беса, которая не двинулась с места, хотя ее государь уже пошел прочь. Она стояла и очень дрожала. Позже дернулся поводок, на котором она была привязана к бесу, и ей пришлось последовать за владельцем.

«Странная какая-то… Вобщем, какое мне до нее дело, меня ожидает эта неугомонная бестия. Что ж, я принимаю вызов!»

Решительно двинувшись за собственной царицой, граф кинул последний взор в сторону кареты Джабо — служанка и провождающий беса оборотень кое-как впихивали гигантскую тушу вовнутрь.

Дорога назад для графа сложилась как нельзя лучше — Кассандра проявила желание ехать с ним в одной карете и, как дверь закрылась, ринулась на колени в ногах только и успевшего сесть мужчины, дрожащими от возбуждения руками развязала шнуровку штанов, освободила член и, как будто голодающая, получившая сытный обед, стала страстно его сосать. «Вон как возбудилась, сучка… Ха, она от меня просто без разума! Ну, тогда держись, дрянь — длительно же ты мне жизнь портила, настало время возвратить должок с процентами!» И он положил свои руки на затылок собственной царицы, загоняя собственного бойца по самые яичка в ее расчудесный ротик.

Кассандра проскакала на члене графа Люксембургского огромную часть пути — они только трахались, умывались, спали и ели. Позже опять трахались. Жизнь грядущего короля шла на поправку.

Что все-таки касается истинной владычицы морей, то она в то же самое время удалялась все далее от собственных земель в сторону Империи совместно со своим новым владельцем и его провождающим. Поначалу они ехали молчком, позже, так же молчком, царица встала со собственного места и опустилась на коленях перед государем. Потом она покорливо нырнула под его пузо и оборотень, что посиживал напротив, достаточно длительно видел только ее упругую попу, прикрытую платьицем и торчащую из-под пуза беса, который больше расплывался в удовлетворенной ухмылке. Однообразное постукивание колес кареты нарушалось только чмокающе-сосущими звуки. Потом попа дамы задергалась, вторя толчкам детородного органа, ебствовавшего ее в гортань. Позже пришло закономерное окончание, после которого владычица морей еще недолго почавкала понизу, а потом все таки вылезла из-под брюха — волосы растрепаны, лицо раскрасневшееся и залитое слезами унижения, перемазанное слюнями и всем, чем только можно было там перемазаться — отметина, до того только лаского розовая, начала алеть. Царица оправила вуаль, поспешив скрыть свое клеймо от глаз оборотня, внимательно за ней наблюдавшего. Она села на свое место и отвернулась в окно, так и не проронив ни слова.

Прошло совершенно малость времени, до того как дама вздрогнула, почувствовав на собственной ноге лапу уродца. Тот поначалу лениво поглаживал колено, потом, промяв платьице меж покладисто раздвигающихся ножек, стал разглаживать внутреннюю часть бедер. Против собственной воли царица сняла фату и смотрела на оборотня, когда ручища ее истязателя стала грубо через ткань мять нежные половые губы, очень чувствительные после вчерашнего. Решив поизмываться еще, Джабо задрал юбку, представив на обозрение собственному провождающему отсутствие на Кассандре трусиков. Позже он запустил свою лапу для себя под пузо и очевидно стал дрочить, а владычица морей начала мастурбировать, пытаясь отвести в сторону хоть глаза. Это длилось достаточно длительно и бес постоянно помогал даме свободной лапой — она не собиралась возбуждаться, но подлец искусно действовал и ее руками и своими… Скоро царица уже трахала себя пальцами в окруженное красноватыми лепестками влагалище в присутствии 2-ух парней и нередко дышала, пытаясь не сорваться на стоны и краснея из-за хлюпающих звуков, становящихся все громче, и набухших сосков грудей, которые она уже издавна нескромно мяла на виду у незнакомого ей человека.

Осознав, что дама стопроцентно готова к сношению, бес с трудом попробовал прилечь на собственном месте и после неописуемых усилий все таки сумел скрючиться так, чтоб его «цветок» смотрел ввысь. Все это время царица была обязана стоять, держась за стену кареты и балансируя на полусогнутых ногах, она продолжала поддерживать себя в возбужденном состоянии, трахая киску пальцами. Владычица морей ощущала себя просто страшно, в присутствии очевидно не проявляющего к ней энтузиазма оборотня, который бездвижно посиживал напротив нее, не шелохнувшись, тогда как ей приходилось стараться не побеспокоить его — не свалиться ему на колени из-за тряски и не забрызгать своими выделениями. Кассандра стояла на расстоянии вытянутой руки от мужчины и приседала, насаживалась на свои влажные от смазки пальцы, и медлительно поднимаясь с их. Когда ее партнер, обливаясь слизью и позже, в конце концов, устроился, дама чуть не с радостью восприняла мысленный приказ идти к нему и поначалу вскарабкалась по жирной туше, а потом, лихо перекинув ногу через основание хвоста и усевшись посреди «кладки», взяла вытянувшийся как будто змея из «цветка» отросток в ладошку. Владычица морей продолжала одной рукою тереть клитор, держа в другой член государя. Потом наклонилась, подчиняясь его воле, взяла в рот головку, стараясь глядеть бесу в глаза, обильно смочила слюной навершие фаллоса и как будто наездница привстала, размещая свое лоно над «цветком». Детородный орган беса, как будто слепая змейка либо чувствительный усик улитки тянущийся непонятно куда в место и направляемый рукою царицы, не спеша приближался к ее киске. Вот он неуверенно прикоснулся к уже увлажнившейся от соков внутренней части ноги дамы, пополз по нему ввысь, понимая, что на верном пути… Узкий червяк, проскальзывая в руке Кассандры, в конце концов, уткнулся в приоткрытые и готовые его принять половые губы… Здесь он вдруг резко вонзился во вход в святая святых и энергично пополз вовнутрь, набухая на очах. Член извивался и углублялся, скользя в ладошки владычицы морей, смотрящей на это действо, наполняя ее изнутри. Она только беспомощно увидела как детородный орган беса толчками пропихивается в ее лоно, раздвигая, натягивая на себя половые губы. Царица голубила клитор, немного приподнимаясь и охая, когда захватчик был очень напорист.

По воле беса, она стала тереть горошинку еще усерднее, 2-ой рукою теребя груди, подсознательно она немного приподнималась, ощущая, как фаллос уже близок к цели, но здесь, подчиняясь воле беса, царица стала опускаться, виляя бедрами, помогая тем отростку вкручиваться глубже. Вот она села и мясистые лепестки «цветка», обжигая ее своим жаром, стали сходиться. Ей пришлось убрать руку и позволить одному лепестку накрыть клитор, обдав его теплом, зафиксировав жертву в «рабочем» положении.

Сейчас Царица полностью приняла в себя большой агрегат государя Джабо и стала немного подергиваться, сотрясаемая его толчками у себя снутри. Она остервенело голубила свою грудь и скоро легла ею на склизкое пузо собственного истязателя. Ловя ртом слизь с тугого брюха, она скользила по нему грудями, делая приятно насильнику, который чувствовал ее твердые и топорщащиеся соски.

Длительно так длиться не могло и скоро, вопреки собственному желанию, Кассандра выгнулась в спинке и уперлась головой в кончик хвоста беса, исторгая из собственных недр крики удовольствия. На ее плоском животе можно было просто увидеть временами проступающий бугорок, буравившего ее члена. Она стонала, сотрясаемая великими толчками и стараясь добраться до клитора, но только щекоча накрывший его лепесток, стимулируя тем собственного напарника, который, не длительно думая, зарычал и стал выплескивать содержимое семенников прямо в матку царицы, наполняя ее до краев.

Спустя некое время, дама отпала как перезрелый плод с дерева и упала на пол кареты, выплескивая из собственного нутра лужицу белесой воды. Цветок закрылся и бес с трудом устроился на свое место.

Не сходу, но растоптанная в очередной раз царица все таки поднялась на подгибающиеся ноги, упрятала грудь в платьице и одернула юбку. Она желала сесть, но меж ног было перепачкано. Тогда оборотень показал, в конце концов, признаки жизни — оторвал от собственного плаща кусок ткани и протянул даме.

Она желала сказать спасибо, принимая дар, но не могла, а он только повелел:

— Заткни дырку, а то все здесь зальешь. Нечего напрасно растрачивать плоды трудов твоего государя.

Густо покраснев и вторя велению владельца, царица скомкала ткань, пропихнула для себя в промежность, перекрыв выход семени, и села на свое место.

Скоро произошла остановка, во время которой владычице морей было допустимо освежиться в речке совместно со своим владельцем. Подойдя к паре, чтоб сказать, что новенькая карета подана, оборотень застал царицу нагой, стоящей на четвереньках и лицом уткнутой в «цветок». Джабо не стал в сей раз изливаться в ее ротик и ограничился только ласками со стороны наложницы — Кассандра отлепилась и из ее гортани выскользнул длиннющий отросток. Но когда все опять сели, бес взял свою новейшую рабыню за талию и потянул ее попу для себя под брюхо, кряхтя задирая ей платьице. Дама уперлась руками в колени по прежнему не проявляющего инициативу оборотня и поначалу малость поморщилась, ощущая как присосались к ней мясистые лепестки, а потом вцепилась покрепче в брюки мужчины впереди — бес вторгался в ее попу.

Так и длилось их никак не куцее путешествие — ехали они три денька и государь Джабо трахал даму более 5 раз в день прямо в карете и еще проводил с ней всю ночь.

Добавить комментарий