Ночной Нью-Йорк. Глава 1.

Категория: Экзекуция

Ночной New-york. Глава 1-ая.

Август, 1958 год.

«Я люблю избивать шлюх…»

Гарри Крамбл был отъявленным негодяем. Снаружи, это был высочайший худощавый мужик под 40, с сильными залысинами и мешками под очами. Он немного косил, и в школе ему нередко доставалось за большие очки с толстыми линзами. В юношестве он также не был популярен у женщин из-за малеханького подбородка и нависающей над ним верхней челюсти. Гарри очень шепелявил, ну и лексикон его был не самым приятным для слуха.

Единственной гордостью Гарри был его член. Большой и мощный, он был в состоянии сделать из него неплохого хахаля, но ни одна из дам, с которыми пробовал встречаться Гарри, так и не увидела его.

Но Гарри это не мешало. Он привык добиваться всего силой, ему принадлежало большая часть злачных заведений в Нью-Йорке. На данный момент, когда коммунисты пришли к власти на Кубе, он растерял часть заработка, но все равно его позиции в преступном мире были крепки.

А еще у Гарри была потаенна, о которой знали немногие. Он обожал избивать шлюх.

В этот теплый августовский вечер, Гарри посиживал в собственном кресле в кабинете и вдумчиво глядел в окно. В одной руке он сжимал бокал с десятилетним виски, в зубах у него торчала сигара. Горничная, привлекательная зрелая латиноамериканка, стоя перед ним на коленях, старательного заглатывала его член.

Гарри было скучновато. Он ощущал внутреннюю тоску, ему хотелось чего-то необыкновенного. Того, что потряхивает кровь. Он зевал, смотря как голубь пробует влететь в запертое окно, и направил внимание на служанку, только когда ощутил, что уже вот-вот окончит. Взяв ее за волосы, он глубоко насадил девичью голову на собственный член. Служанка напряглась, чувствуя, как жгучая сперма течет по ее горлу и далее по пищевому тракту. Через пару минут Гарри отпустил даму и натянул штаны.

— Спасибо. Ступай.

— Да, государь.

Служанка поднялась и направилась в соседнюю комнату, чтоб продолжить начатую уборку, а Гарри допил собственный виски и вышел на улицу.

Он знал, чего желал.

Заведение «Горячие живы девушки» находилось в стенках старенького завода. Снаружи, оно было законспирировано под маленькую контору по сбыту рыболовных принадлежностей. Но за задней дверцей конторы находилось очередное помещение – большой двухъярусный холл с 10 дополнительными комнатами. Этот бордель был одним из наибольших в Нью-Йорке, тут практически круглые сутки находилось до дюжины высококлассных шлюх.

Шикарный зал с красными шелковыми обоями был заполнен голыми девицами и, конечно, обычными для схожих мест клиентами.

Хозяйка заведения, госпожа Миранда, нисколечко не опешила, лицезрев в дверцах Гарри.

— Привет, Миранда, — улыбнулся он.

— Здравствуй. Издавна не возникал.

— Да так, кое-какие дела были. Новые девченки есть?

— Одна либо две. Кажется эта. Джина. Появилась пару недель вспять. Пока работает отлично. По последней мере, жалоб на нее не поступало. Это и не сложно, ведь у нас нет книжки жалоб!

Миранда рассмеялась.

— А это что за ребенок? — Гарри показал жестом в сторону темного угла зала.

— Это? Николь. Гласит, что ей восемнадцать, но по-моему ей нет и пятнадцати. Она только вчера прибыла. Сейчас у нее 1-ый вечер.

Гарри облизнулся, разглядывая даму. Высочайшая стройная шатенка одномоментно притягивала к для себя взор. Молодые, еще только развившиеся груди, длинноватые гладкие ноги, упругая попа, пухленькие, чуток приоткрытые губы – кажется, она была предназначена для любви. Но ее глаза были еще совершенно детскими. Большие, голубые глазки с бархатными ресничками, были заполнены детской наивностью и доверчивостью. Девчушка испуганно оглядывалась по сторонам, как будто прячась в собственном черном углу.

— Что это на ней? – спросил Гарри.

Миранда рассмеялась.

— Она так застенчива, что попросила самое закрытое что есть.

Николь была одета в легкое полупрозрачное платье из белоснежных узоров, подол которого нервно теребили ее пальцы. Чулки на подтяжках выглядели на ней несколько неуместно, но все равно симпатично.

— Ключ, — востребовал Гарри.

Миранда молчком протянула ему ключ от десятой комнаты и пачку картонным салфеток, и Гарри неторопливо направился к девице. При виде мужчины Николь вжалась в стенку.

«Вот оно», — испуганно задумывалась она. – «Началось. Неуж-то это мой 1-ый клиент? Таковой отвратительный!».

— Привет! – улыбнулся ей Гарри. – Как тебя зовут?

— Николь, — ответила женщина и, вспомнив про советы Миранды, натянуто заулыбалась.

— Можешь не страшиться меня, я не клиент. Меня зовут Гарри Крамбл. Я обладатель этого заведения.

Николь выдохнула с облегчением.

— Не страшись меня. Я просто желаю с тобой побеседовать. Я вижу, ты испугана. Давай пройдем в мой кабинет, чтоб ты малость передохнула. Я знаю, что делать это в первый раз всем тяжело.

Николь кивнула, улыбнувшись более приветливо. Пока они подымалиь по лестнице, Николь все задумывалась про себя: «Ну, нужно же! Какой галантный и учтивый человек! Как это мило с его стороны посодействовать мне. И он пропустил меня вперед, реальный джентльмен!..»

Гарри больше не казался ей таким отвратительным как сначала. Сам Гарри шел следом за ней, разглядывая все ее красоты.

«Ох! Какие ножки!», — задумывался он про себя. – «Быстрее шевели жопой, шлюха!..»

Они прошли через коридор и оказались у последней двери. Это была особенная комната. Она была обставлена с особенным шиком и предназначалась только для самого Гарри. Исключений не предусматривалось.

Они прошли вовнутрь, и Гарри закрыл дверь на ключ.

— Присаживайся, — указал он на кушетку.

Женщина опустилась на край кушетки, а Гарри открыл маленький бар, достал два стакана и бутылку виски.

— Что вы! Я не пью!

Гарри удивленно посмотрел на даму и чуть не рассмеялся.

— Ну, отлично, только немножко, — согласилась Николь, видимо сообразив, как тупо она смотрится.

Они выпили, и женщина расслабилась совершенно.

— Откуда ты? – спросил ее Гарри.

— С Кубы. Мои предки были французскими дипломатами, но их уничтожили повстанцы.

— Уничтожили? Как жалко. Прости, что спросил.

Гарри наигранно опустил голову, чуть сдерживая хохот. Чистосердечность и открытость этого малыша забавляла и возбуждала его. Он закинул ногу на ногу, что бы скрыть эрекцию.

— Я успела сбежать, — продолжала Николь. — Я желаю накопить средств на билет и улететь во Францию, к дяде. И госпожа Миранада пообещала посодействовать мне. Она так добра ко мне!

«Миранда? Посодействовать?», — задумывался Гарри. – «Эта древняя манда для себя посодействовать не в состоянии!..»

Снаружи же он изобразил на лице обходительную ухмылку, исподтишка разглядывая тело Николь, благо очки с толстыми линзами и прирожденное косоглазие отлично скрывали это.

— Ты когда-нибудь до этого занималась чем-либо схожим?

— Нет! Нет! Что вы? Я еще девченка!

Гарри чуть ли не выплюнул виски. Девченка? Нет, ему просто не может так везти!

— Но я умею плясать, — продолжала Николь.

— Стриптиз? – давясь от хохота и возбуждения, спросил Гарри.

— Нет. – Николь задумалась. – Но могу испытать.

— Отлично.

Гарри подошел к граммофону и поставил пластинку.

— Потанцуй для меня. Не страшись ошибиться. Считай это учебой.

Николь заулыбалась. Она больше не страшилась Гарри и, поднявшись на ноги, медлительно закружилась по комнате.

— Так, отлично, — проговорил Гарри, разглядывая красивое тело девицы. – Сейчас снимай собственный пеньюар.

Николь кивнула, и начала медлительно расстегивать пуговички на собственной одежке. Гарри застыл в предвкушении, но здесь женщина запуталась с одной из пуговиц.

— Ой! Простите! – виновно заулыбалась она. – Пуговичка не расстегивается…

Гарри не выдержал.

— Твою мама! – взревел он, вскакивая на ноги.

Схватив даму за талию, он сорвал с нее платье и кинул Николь на пол.

— Неуж-то так трудно снять платьице?! – кричал он, стягивая с себя штаны.

Николь в страхе глядела на бешеного Гарри,… не способен сообразить, в чем ошиблась.

— А ну-ка открой рот!

Не успела Николь сказать хоть слово, как Гарри впихнул ей в рот собственный здоровый член.

— Вот так, сука! – выдохнул он. – Соси!..

Николь никогда ранее не делала этого. В какую-то секунду ей даже показалось, что все это только спектакль, который затеял ее новый знакомый, чтоб показать какие время от времени бывают клиенты. Но чем поглубже его член вонзался ей в глотку, тем больше она понимала, что весь этот кошмар – ужасная правда.

— Лижи мне яичка!

Николь принялась водить своим юрким небольшим язычком по мощным волосатым яйцам Гарри.

— Ох! Вот так!

Схватив ее за волосы, он залепил ей наисильнейшую пощечину. Николь попробовала закричать, но здесь же в ее рот опять вонзился здоровый член.

— Попробуешь укусить – прибью! – пригрозил Гарри и, схватив даму за волосы, подтащил к стенке.

— Для чего вы это делаете? – смогла вымолвить женщина.

— Для чего? Ах, для чего?!

И Гарри принялся лупить Николь ногами. Метил в главном в животик и во влагалище.

— Закончите! – завопила Николь.

Гарри опять насадил ее голову на член и принялся бешено долбить гортань девицы. Николь вырвало, но Гарри не отпустил ее. Рвота, смешанная со слюной и слезами потекла по лицу Николь.

— Отвратительная тварь! – кричал Гарри. – Запомни, ты моя собственность! Я буду использовать тебя так, как захочу! Ты моя игрушка!..

Николь уже теряла сознание, когда Гарри начал лупить ее по лицу тыльной стороной ладошки, разбивая носовую перегородку. Лицо девицы перевоплотился в фарш.

— Тварь! – пыхтел Гарри, продолжая трахать даму в рот. – Отвратительная тварь!..

У Николь не было сил сопротивляться, и она на уровне мыслей молилась, чтоб поскорее отключиться. Гарри схватил со стола начатую бутылку виски и глубоко запихал ее во влагалище девицы.

— Больно, дрянь? – спросил он. – На данный момент ты забудешь об этой боли!..

И он принялся колотить ногами по влагалищу Николь, пока бутылка не раскололась. Из влагалища полилась кровь, и Гарри удовлетворенно кивнул. Николь к тому моменту уже растеряла сознание и сейчас медлительно дохнула.

— Не спать! – прокричал Гарри, изо всех сил залепив ей пощечину.

Схватив Николь за волосы, он с силой вонзился в ее гортань, и женщина пришла в себя. Гарри не давал ей передышки. Он все трахал и трахал ее в глотку, чувствуя, что женщина задыхается.

— Отсосешь, и я отпущу тебя. Слышала?

Николь попробовала кивнуть, но сил не было. Все ее тело перевоплотился в сплошную рану.

Гарри дастал до комода и вытащил из ящика маленькие маникюрные ножнички. Оттянув правый сосок девицы, он аккуратненько отрезал его. Женщина взвилась от боли и принялась отбиваться.

— Вот так лучше! – улыбнулся Гарри, вновь избивая даму. Скоро Николь опять растеряла сознание, и только через пару минут Гарри вытащил член из ее рта. Ему вдруг пришла в голову еще одна мысль. Чуть из его члена брызнула густая белоснежная жидкость, как он чикнул ножницами опять, на этот раз, отрезая девице кончик левого уха. Женщина опять застонала, и из ее распухших глаз опять полились слезы.

Обильно поливая растерзанное кровавое лицо Николь спермой, Гарри услаждался. Он даже закрыл глаза от наслаждения. Так отлично, ему уже издавна не было.

— Ну, вот и все.

Он отпустил Николь, и она медлительно съехала по стенке на пол. Гарри, взяв несколько салфеток, вытер член и вымазанные кровью туфли, надел штаны и направился к двери. Женщина тихо застонала, лежа в луже крови, соплей и спермы.

— Приятно было познакомиться! – кивнул ей Гарри и вышел из комнаты.

Закрыв за собой дверь на ключ, он спустился вниз и столкнулся на лестнице с женщиной.

— Палома? – удивленно спросил он.

— Гарри? — улыбнулась она.

Гарри не мог поверить своим очам. Он удивленно рассматривал стоящую пред ним даму, и его взор коснулся ее рук. На каждой ее ладошки было только по два пальца. Другие Гарри отрезал при их последней встрече.

— Как поживаешь?

— Поживаю? Нормально.

Гарри продолжал рассматривать Палому. Она обворожил его в свое время, когда также как и Николь, в первый раз оказалась в этом клубе. Но сейчас она растеряла для Гарри всякий энтузиазм. Он уже попробовал ее, взял все, что только она могла ему дать. И даже больше.

«Ничего», — поразмыслил про себя Гарри. – «Девушек еще много! Мне уж точно хватит!»

— А ты как? – спросила его Палома.

— Я? Я лучше всех!

Добавить комментарий