Она (часть четвертая)

Категория: Традиционно

Она была из числа тех дам, которым нередко даруют подарки. Она искусна ликовать им так неподдельно от всей души, что не сделать ей приятно было практически злодеянием. Цветочки, кольца, серьги, браслеты, колье и нижнее белье конечно были самыми всераспространенными методами выразить свое уважение, но все таки некие из ее пассий отличались оригинальностью. Один таковой необыкновенный подарок она получила от собственного знакомого, чье имя она уже конечно забыла. У подарка было имя — Денис. Он работал официантом в ресторане, где они нередко обедали с тем ее другом, перед тем как поехать к ней, и конкретно он и никто другой был ее небольшим фетишем, который она никогда не скрывала. Он был очевидно не российский, точнее будет сказать не «чисто» российский — практически мулат, с маленький жесткой сексапильной бородкой и маленькими, всегда аккуратненько выбритыми, тонкими усиками. Они всегда перебрасывались парой фраз о погоде-природе и политике в стране. На данный момент, вспоминая его, она удивлялась собственной тогда еще скромности и неопытности, не позволившей трахнуть этого мачо прямо в наиблежайшей туалетной кабинке того ресторана, но тогда… она просто оставляла ему чаевые и, ожидала, когда он сам сделает 1-ый шаг.

Она лицезрела его во снах, а время от времени даже представляла его тело, когда занималась сексом с еще одним парнем у себя в постели. Он был тем мужиком, которые время от времени врываются в дамские фантазии и никак не могут позволить выбросить себя из головы, хотя на это нет никаких первопричин.

В один прекрасный момент, когда ее друг совсем не мог вытерпеть, а она была не против подурачиться, они занимались сексом, сидя в далеком углу, за возлюбленным столиком. Она сделала вид что решила сесть к нему на руки, а по сути, под полами ее широкого летнего платьица, скрывался его набухший член, входящий в нее, когда она медлительно, стараясь не завлекать особенного внимания, изображая заинтригованность кое-чем в противоположенном углу ресторана, подымалась и опускалась на собственном месте. Ее друг сообразил всю степень ее желания, когда официант подошел принять у их заказ. Пытаясь сохранить суровое лицо, и изображая усиленный кашель, чтоб скрыть как-то стоны, которые пробовали сорваться с ее губ, она так резко начала кончать, что не додуматься обо всем мог только полный кретин. Денис тогда поглядел на нее таким сладкоречивым и говорящим взором, что стоило ему только отступить чуток в сторону, она кончила опять, просто от понимания того за чем он ее застал.

Он стал ей подарком на восьмое марта — до сих под для нее осталось загадкой на каких критериях он согласился участвовать в этом «блудняке», так как он никак не создавал воспоминания «мальчика по вызову». В минутки, когда она предавалась мемуарам о том вечере, она тешила себя идеей, что после всего увиденного тогда за столиком, он просто не мог не согласиться, так возжелал побывать в ней сам. Идея о том что ему просто дали средств, не наводила на нее кошмар, но была не так будоражащей сознание.

Она никогда не забудет того момента, когда увидела его в комнате на кровати, после того как они с другом, отделившись от общей малочисленной толпы празднующих, собравшихся в его квартире, решили уединиться, чтоб окончить дамский денек истинной женской ночкой.

Он посиживал на двуспальной постели, с оголенным торсом, одетый исключительно в джинсы, с расспахнутой молнией, из под которой неровно выбивались волоски с его паха, босоногий и с таковой прелестной похотливой ухмылкой на губках, что она даже невольно сделала шаг вспять, не сходу осознав что происходит. Это было похоже на сцену из какого-то продвинутого порнофильма, где бюджета хватило на прекрасные декорации, неплохую пленку и привлекательных актеров — смуглый красавчик мужик, на чьих мышцах играет приглушенный свет от торшера, практически «невинная» она и… ее «мужчина», с улыбкой наблюдающий за ее реакцией.

Не успев придти в себя, она ощутила как ее друг, подойдя к ней впритирку со спины, стал расстегивать пуговицы на ее блузе, обнажая ее нервно вздымающуюся грудь очам Дениса, не спускающего с нее взора. Он поглаживал ее через ткань лифчика, чуток сжимал пальцами возбужденные соски и расслабляюще целовал шейку. Позже он погрузился на колени, стянул с нее юбку и, несколько раз поцеловав упругие ягодицы, немного подтолкнул в сторону кровати, где ее здесь же и схватил в свои прочные руки ее «подарок».

Она ждала что хоть кто-либо из их двоих произнесет ей хоть слово, хотя бы что-то боянное из серии «расслабься, детка», но заместо этого, она только ощутила щекотание от его бородки, касающейся ее кожи, через ткань нижнего белья. Она стояла перед ним, сидячим на кровати, одетая исключительно в светлое кружевное белье, подрагивающая от каждого прикосновения и немного рассеянная. Он аккуратненько провел пальцами по ее лобку, скользнул меж ног, погладил ее через ткань умокрявшихся с каждой секундой трусиков и переместил свою руку к ней на попку, поглаживая одну из ягодиц. 2-ой рукою он оттянул малость в сторону мешающийся лоскуток шелка и аккуратненько коснулся ее интимной прически кончиком языка. Это было возбуждающее. Она уже собиралась коснуться собственной груди руками, когда ощутила как ее друг застегнул у нее на запястьях их дежурные наручники, а через пару секунд завязал ей лентой глаза. Она простонала что-то недовольно возмущенное, но требовательные пальцы Дениса, надавившие ей меж ног, намекнули, что привередничать было никчемно.

Он истязал ее полу прикосновениями, пока она практически не была готова расплакаться от желания, и только тогда, она ощутила как трусики поползли по ее ногам вниз, а руки ее друга расстегнули на ней лифчик, давая свободу малость разболевшимся от желания ласки грудям.

Она представила себя со стороны — оголенная, с завязанными очами и связанными руками, стоящая меж 2-ух парней, изнемогающая от желания, прикусывающая от возбуждения губки и хватающая ртом воздух. Да это была одна из числа тех ее фантазий, которую она никак не могла отважиться озвучить вслух, но которая уже месяца три как плутала в ее голове. Совпадение? Либо может быть в момент какого-то еще одного неконтролируемого мультиоргазма, которыми временами награждал ее её друг, она проболталась, а позже забыла?

Она оторвалась от раздумий, когда ощутила что в нее вошли два пальца Дениса, а его 2-ая рука, смоченная в ее соках, уже поглаживает ее меж ягодиц, равномерно подбираясь ко 2-ой дырочке. Руки же ее друга, во всю мяли ее груди, а его торс прижимался к ее спине. Это продолжалось пару мучительных минут, а позже она ощутила, как ее увлекают за собой на кровать, придерживая за ноги. Она встала на колени, чувствуя меж ног вожделенное тело мулата-официанта, содрогаясь от каждого прикосновения его стоячего члена о бедро, пока он спихивал ногами с себя джинсы. Позже она ощутила как 2-ые мужские руки обхватили ее за талию и направили вниз. Через долю секунды она уже равномерно двигалась на Денисе, поглаживаемая по спине мокроватыми от возбуждения ладонями друга. Ее руки по прежнему были зафиксированными у нее за спиной.

Временами, опускаясь на мужчину на всю глубину, она вроде бы невзначай задевала пальцами его яйца, задерживалась, чтоб погладить и помять их. Руки официанта плутали по ее телу, гладили ее животик, плечи, скользили по полосы рук, то и дело касаясь ее груди. При всем этом он шумно дышал, временами приподнимая ноги, чтоб насадить ее на себя глубже.

Когда смущение совсем покинуло ее тело, а движения стали уверенными и требовательными, с ее глаз сняли ленту. Картина, которую она увидела перед своими очами, принудила ее по глуповатому заурчать от нахлынувшего возбуждения — мужик, лежавший под ней, покрылся капельками пота, выступившими по всему его загорелому торсу. Они отблескивали на свету от торшера, придавая ему особенной сексапильности, той, которой никогда не будет у обыденных бледнокожих парней. Ее друг уже посиживал в кресле напротив, равномерно надрачивая свое впечатляющее достоинство, и пристально следил за тем как она двигается на …члене собственного «подарка».

Она застонала, изнемогая от возбуждения, нахлынувшего на ее тело с новейшей волной и задвигалась чуток резвее, облизывая губки, представляя как обхватывает ими прекрасный член собственного друга, так очевидно нуждающийся в ласке. Угадав ее желания, Денис скользнул рукою по ее прогибающемуся телу и уже через секунду его соленые от пота и ее воды пальцы, поласкав ее губки, просочились ей в приоткрытый рот. Этот жест был последней каплей, пронзившей током и без того перевозбужденное тело — она содрогнулась, застыла и стала кончать, конвульсивно сжимая его пульсирующим влагалищем. Он же, поддерживая свободной рукою ее за талию, чтоб она не свалилась, продолжал двигаться в ней, насаживая ее то на пальцы, то на упрямо стоящий и не собирающийся расслабляться член, как будто не замечая того что происходило с ее телом.

Он не отдал ей даже толком отдышаться, просто вылез из под нее и наклонил вперед, повернул лицом в сторону кресла, где продолжал медлительно надрачивать ее друг, так что щекой она легла на мягкое, очевидно специально приготовленное, покрывало. Держа ее за запястья одной рукою, чтоб ей не было тяжело находится в таком положении, Денис опять вошел в нее, параллельно массируя пальцем вход в ее призывно откляченную пятую точку. Он двигался резко и грубо, то вынимая собственный член стопроцентно, то вновь вгоняя его так, что яичка ударялись со всей силой о ее влажную промежность. Она тихо постанывала либо, точнее будет сказать, издавала какие-то хлюпающие звуки, временами запамятывая как верно дышать, прихватывала ткань покрывала губками и утыкалась в него носом, когда хотелось орать очень звучно, ощущая как его головка практически упирается в стену ее матки, доставляя ей одичавшую боль, смешанную со настолько острым удовольствием. На секунду ей показалось что он «мстит» за тот случай в его ресторане, который, как ей хотелось веровать, возбудил его не меньше чем ее саму и, может быть, мешал нормально работать весь оставшийся денек.

Новенькая волна возбуждения опять подкатывала к ее промежности, она шумно выдыхала прямо в покрывало и то и дело то сжимала, то разжимала кулачки, как будто пытаясь ухватиться за воздух. Ее друг, наблюдавший с бесспорным наслаждением за этой картиной, все резвее и резвее водил собственной ладонью по налившемуся кровью члену, временами поглаживая головку пальцами, как будто имитировал момент, когда он упирается в далекую стену ее влагалища. Он дышал так звучно, что ей казалось что гости, смотрящие некий кинофильм за стеной комнаты, издавна уже додумались что здесь происходит и на данный момент, припав ушами к стене, пристально вслушиваются, гадая о предстоящем развитии событий. Это кружило ее голову так, что вся комната плыла перед ее очами, а вид мужчины в кресле лишал ее остатков дыхания, в особенности тогда, когда его тело подрагивало от каждого хлопка паха красавчика мулата по ее заду.

Позже она на короткий срок отключилась. Она так погрузилась в свои чувства, что вся действительность на пару секунд пропала из ее сознания, оставив ее только наедине с чувствами, разливающимися по всему ее телу от кончиков пальцев к животику. Когда она опять стала обдумывать что происходило вокруг, очнувшись от острой боли от наручников, врезавшихся в ее запястья, головка члена ее друга уже раздвигала ее губки, прорываясь в ее покладисто приоткрытый рот. Он держал ее за плечи, погружая собственный перевозбужденный орган ей в рот, в то время как Денис, подтягивая ее за запястья, насаживал ее на себя с особенной, практически садистской, грубостью. Ей даже показалось что она на данный момент задохнется, подавившись его членом, все поглубже и поглубже проникавшим в ее гортань, при каждой новейшей фрикции, но в этот момент он задрожал, впиваясь со всей силы пальцами в ее плечи и стал кончать, заполняя спермой ее рот. Видимо совсем распаленный этой картиной официант, тоже схватил ее за запястья с двойной силой и практически натянул на себя так, что если б ее рот не был полон, она стала бы орать. Он кончал длительно, содрогаясь в ней, пульсировал своим набухшим членом, доставляя ей тем дополнительные острые чувства блаженства от понимания того что тот, кого она так желала, изливался в ней, полный ублажения.

В конце концов они отпустили ее, дав свалиться на кровать. Она лежала тяжело дыша, свернувшись калачиком и следила за 2-мя потными мужиками, чей острый запах растравлял ее чутье и … улыбалась. Понизу животика все горело, совершенно свежайшие мемуары от их только-только случившихся оргазмов, растравляли ее разум, заставляя неконтролируемо постанывать. А позже Денис поцеловал ее — просто лег рядом, поднял ее лицо за подбородок и впился страстным и сразу признательным поцелуем в ее подрагивающие губки. Он то всасывал их в себя, то просто проводил по ним языком, то врывался вовнутрь, лаская кончиком ее нёбо. Она даже не сходу сообразила, что он просто «затыкает ей рот», поэтому как в тот же момент ее друг коснулся ее таким же поцелуем меж ног, всасывая в себя ее клитор. Это было последней каплей — ее накрыл 2-ой за вечер оргазм, еще больше сильный чем был предшествующий. Она тряслась, вырывалась, пробовала брыкаться и даже, кажется, больно укусила мулата-официанта за губу, но четыре мужские руки держали ее очень прочно, чтоб она могла добровольно освободится от этих мучительных ласк.

Они вылизывали ее с 2-ух сторон еще пару минут, пока она в конце концов не выжала из себя сдавленное «больше не могу», почувствовав что еще малость и вправду растеряет сознание.

Это было самое запоминающееся восьмое марта в ее жизни.

——————————————————————————————————————————————————————

Дорогие читатели, если Вам любопытно продолжение, то не поленитесь чиркнуть пару строк мне на почту. Мне, право слово, совершенно не охото перегружать этот веб-сайт никому ненадобным графоманством.

Добавить комментарий