Принудительное воспитание оргазма

Категория: По принуждению

Катя натолкнулась на это объявление случаем. «Мы гарантируем оргазм с хоть каким мужчиной». У Кати были трудности с оргазмом с супругом. Катя не доверяла схожим объявлениям, но ради хохота выслала заявку. И очень опешила, когда ей пришло сообщение. В нем говорилось, что она может пройти курс исцеления. Самым смешным было то, что смехотворная сумма в 250 евро должна была выплачиваться только после того, как дама сама признает, что исцеление было действенным.

И вот Катя посиживает напротив симпатичного доктора и с трудом вслушивается в его трепотню.

«Физиотерапия, особые массажи — вот главное. Медикаментозное вмешательство — только по мере надобности… Курс — две недели… Отдельная палата при оздоровительной поликлинике общего назначения».

Перспектива провести на халяву две недели в санатории была так заманчива, что Катя без колебаний подписала контракт, позвонила супругу, что все таки решила ложиться в клинику на профилактический осмотр, и позволила предупредительному медику вколоть лечущее средство.

Кабинет разок качнулся. Встал на место. Катя ощутила легкое возбуждение, улыбнулась медику. Она совершенно не собиралась с ним заигрывать, и была очень удивлена, когда доктор ее поднял и принялся раздевать. Скоро она была совсем нагой. Это ее возбудило еще более, понизу животика стало горячо и мокро, но она не понимала, как это может быть — то, что она не сопротивляется мужским рукам, исследующим ее тело.

Доктор ощупал груди, попу, потрогал животик и, в конце концов, запустил руку меж ног. Катя безвольно подчинилась и развела ноги. Чтоб сохранить равновесие она уперлась руками в грудь мужчины. Ей уже хотелось отдаться ему. Прямо тут. Она не смела произнести это вслух. Она страшилась показаться шлюхой, но готова была ей стать.

— Прекрасно, — проговорил доктор, — но вам необходимо пройти курс. Так что, — доктор усмехнулся, — шлюхой ты стать еще успеешь.

Катя испугалась. Ей показалось, что доктор читает мысли. Вобщем, ее возбуждение нарастало. Держать под контролем собственное состояние было бы практически нереально, если б не безволие. Вот если б доктор отдал приказ ей… Кошмар Кати достигнул предела. Ведь она готова на все — и отсосать, и подставить пизденку, и попу. И все это незнакомому мужчине!

Меж тем, доктор отдал приказ заложить руки за спину, прижав ладонь одной руки к локтю другой, и связал их таким макаром. Катя лениво опешила: для чего связывать ей руки? Если она и так готова выполнить любые прихоти мужчины. Даже самые развращенные.

Доктор вывел Катю из кабинета и повел по коридору.

Катя уже не достаточно чего соображала от желания, но позволила отвести себя в палату.

Не глядя на застилающую взгляд похоть, Катя отметила, что палата представляла собой стопроцентно прозрачный прямоугольник. Только далекая стенка была обыкновенной. Там имелась дверь. Пол устилал белоснежный ковер, очень ласковый под оголенными ступнями, таковой мягенький.

Ужаснее было то, что примыкающий бокс и бокс напротив занимали две девицы. Они с энтузиазмом смотрели на Катю, и ей казалось, что они лицезреют ее состояние.

Доктор толкнул Катю так, что она свалилась на мягенький ворсистый ковер, стопроцентно устилающий пол. Ковер был таковой мягенький, таковой ласковый, что Катю с новейшей силой пронзило желание.

Доктор бесцеремонно перевернул неспособную к сопротивлению даму на животик. Прикосновение мужских рук, прикосновение шелковистого ворса обожгло кожу. Катя не смогла сдержать тихий стон.

Доктор споро притянул ремнями лодыжки к бедрам. Катю спеленали серьезно. Так, что ее тело стало припоминать беспомощную тушку. Пятки упирались в ягодицы, руками было не пошевелить, ремни впивались в кожу.

Доктор удовлетворенно хмыкнул, осмотрев то, во что он преобразовал тело женщины, шлепнул Катю по попе меж притянутыми ступнями:

— Лежи, шлюха, ты должна дойти до кондиции к последующей процедуре.

К разочарованию Кати, доктор после собственных слов вышел. Но не ушел, а принялся следить.

Катя лежала, задыхаясь от сумасшедшего желания. Она ясно понимала: доктор отлично знает о ее состоянии. Это было унизительно, как и то, что она была готова умолять доктора взять ее хоть каким методом, каким он пожелает.

Еще ужаснее было то, что пьянящей эффект наркотика стал улетучиваться, а дикое желание, напротив усилилось.

Катя шевельнулась, стянутые на грани вероятного конечности причиняли неудобство. Ставшая невыносимо чувствительной кожа ощутила нежную нежность ковра. Катя застонала опять. Она ничего не могла поделать с собой. Ворс доставлял такое чувственное удовольствие, что, не глядя на внимательный взор доктора, Катя заерзала по ковру. В особенности стараясь проехаться сосками. Сейчас она сообразила страшный план доктора — ее связали, чтоб она не смогла заняться самоудовлетворением. Единственным методом как-то почувствовать удовольствие были унизительные и несуразные движения на ковре.

Доктор еще какое-то время понаблюдал за спеленатым телом, извивающимся практически у его ног. Он удовлетворенно кивнул:

— Она будет неплохой шлюхой.

Потом он оборотился, хлопнул в ладошки:

— Так, шлюшки, вам тоже доза и связывание.

Катя поняла, что прозрачные комнаты не являются звуконепроницемыми и все ее стоны слышны. Но уже ничего не могла с собой поделать. Мягенький ласковый ковер возбуждал ее. В особенности если провести по нему грудями. Потереться сосками, затвердевшими так, что мельчайшее прикосновение к ним вызывало прилив сумасшедшего желания.

Кате был нужен член. Жесткий и жесткий…

Катя всегда с наслаждением занималась любовью, но никогда не кончала. Длительный секс мог утомить ее. Желание могло утихнуть от мышечной вялости. Дамские инстинкты бывали удовлетворены тем, что она почти все могла дать мужчине. Но оргазма она не испытывала никогда. Так же как и никогда не испытывала так всепоглощающей похоти, как на данный момент.

Меж тем через ее собственные стоны Катя услышала подобные звуки из примыкающих палат. Повернув голову, она увидела, что еще два дамских тела пребывают в таком же положении, что и она. Кое-где даже можно было вздохнуть с облегчением. Унизительное состояние — связанная, стонущая от похоти, — было легче переносить, когда совершенно рядом также извивались и стонали другие дамы.

— Доктор, пожалуйста, возьмите меня. Мне ведь уже можно!

Катя повернула голову на ласковый голосок. Доктор стоял над хрупкой блондиночкой, жалобно смотревшей на него снизу ввысь. Женщина, не прерываясь, елозила большой, очевидно накачанной грудью по ковру.

— А-а-а… Шлюшка уже созрела! — Док посмотрел на часы. — Еще 5 минут.

— Ну, пожалуйста! — по пухлым ласковым щечкам скатились две слезинки. — Я больше не выдержу!

Кате захотелось закричать: «Почему ты?» Остатки воспитания не позволили ей этого сделать.

Доктор присел перед блондиночкой:

— Ты уверена, что готова?

Его рука скользнула к попе блондиночки, малость потискала упругие ягодицы, отчего женщина задергалась, уперлась лбом в ковер и попробовала привстать на коленях, чтоб подставить под мужскую руку промежность. По всей видимости, док коснулся мокроватых складок, так как блондиночка сладострастно заорала. От этого вскрика, а может от того, что Катя лицезрела, как рука доктора скользнула меж притянутыми к попе ступнями, все ее естество пронзила сладкая боль. «И мне!» — шепнула Катя в пол, с унижением понимая, что готова сказать это вслух.

К счастью док убрал руку.

— Доктор. Пожалуйста, снова! — заныла блондиночка. — Еще разок! Даже без проникания!

Но доктор уже поднялся. Он оборотился в сторону одной из камер и произнес:

— Санитары! Сможете приступать!

Катя даже застыла на мгновение. Это, что все-таки, еще есть… зрители? Она чуть не зарыдала от унижения, не запамятывая, вобщем, ласкать свое страждущее тело извиваниями.

Дверь распахнулась, и в помещении появились три здоровых мужчины. Ума на их лицах было малость, но Катя застонала от восхищения — их большие члены уже торчали вертикально.

Доктор деловито отметил что-то на планшете и кивнул амбалам:

— Вы двое проводите сеанс с Кристиной. Вагинальный и заднепроходный секс. Попеременно. Она должна кончить по трижды от каждого вида. Ну, и скажем, несколько раз при одновременном проникновении.

Двое амбалов кивнули и прошли к даме, ведущей себя более расслабленно.

— А ты проведешь сеанс с Сандрой. Секс только вагинальный.

— А рот использовать можно? — прогудел один из санитаров.

— Естественно! Только не увлекайся. Все таки тут клиника, а не бордель.

— Не вижу особой различия, — хохотнул крепыш и направился к блондиночке. — Как поживает наша шлюха?

— Она заждалась, когда твой член ее оприходует! — ответила та, пытаясь приподнять голову над ковром и заглядывая через плечо.

Катя напряженно смотрела, как высвобождают Кристину, высшую спортивного вида шатенку, как ее деловито располагают меж собой два самца, как начинают драть впереди и сзади. Сандру после того, как с нее сняли оковы, тоже разложили прямо на ковре. И она уже резко подмахивала мужчине, пришпоривая его пятками. Амбал казался горой рядом с хрупкой блондиночкой, а его член, ходящий в обрамлении розовых губок, был таким толстым, что было неясно, как он вообщем влез в ее пизденку.

Катя чуть не мычала. Это было страшно — созидать, как в примыкающих «аквариумах» совокупляются, а самой только жаль дергаться в безуспешных попытках как-то снять напряжение. Еще ужаснее было то, что она уже была готова без промедлений отдаться хоть какому мужчине. Не спрашивая его имени, не заморачиваясь морально-этическими нормами. Только бы почувствовать член меж ножек.

Она заскулила от унижения и похоти, чем заинтересовала дока. Он зашел к Кате, огладывая ее спеленатое тело.

Закрыв глаза от унизительности ситуации, Катя пробормотала:

— Доктор, как же я?

— Не все сходу.

— Но почему?

— Ты тут для исцеления. Хотя обучение на шлюху будет идти параллельно.

— Я готова, доктор, — не веря, что она это произносит, пролепетала Катя, надеясь заслужить хоть какое-то поощрение.

— Я только «за»!

Доктор расстегнул ширинку, обнажив собственный член. И Катя застонала от вожделения. Она была готова, что угодно сделать для доктора. А минет казался ей в ее ситуации даром небес.

Доктор перевернул Катю на спину, а навис над ее лицом. Мужские яйца оказались в границах досягаемости, и губки сами потянулись, чтоб вобрать их. Поначалу одно. Позже другое. Сразу Катя обширно развела ноги, не глядя на боль в ступнях, неудобно подвернутых под попой. Надежда, что текущее, максимально раскрытое влагалище соблазнит доктора на какие-то деяния, пронзила тело. Но доктор не торопился. Он пошлепал Катю членом по лбу, и она очень прогнулась, сообразив, что от нее требуется даже в этой позе заглотить член как можно поглубже.

И в конце концов это свершилось. Док все таки позволил захватить головку мягенькими губками, и терпеливо дождался пока Катя, закрыв глаза от удовольствия, отдается чувственному удовольствию. Конкретно чувственному — на данный момент прикосновения губ к глянцевой головке даровало практически такие же чувства, как если б ею прикасались к половым губкам. Но член не был снутри, и Катя приподняла голову, извиваясь. Что заглотить член глубже. Док расслабленно дождался, пока лежащая дама, утратив голову от похоти, практически впадет в безумие. По его воззрению пациентка дошла до таковой стадии, что желала только об одном. Чтоб в ней был член. Все равно в какой из дырочек. И только после чего он еще чуток наклонился, вводя член в рот на всю глубину.

Катя застонала от удовольствия и принялась сосать, делая губы колечком и пытаясь, как позволяло положение, двигать головой.

— Прекрасно, — произнес док, позволяя Кате увлеченно отсасывать, вылизывать, ублажать языком, — ты удачно становишься шлюхой. Это нравится мне как мужчине. Но как доктор я должен проводить исцеление.

И доктор протянул руку, положив ее на женскую грудь. Катя дернулась в экстазе, но позже сообразила, что мужские пальцы скользят по упругой округлости, но не задевают сосок. Дама взвыла бы от расстройства, если б не член во рту. Соски были напряжены так, что Катя была уверена, что чувствует их стягивающее воздействие. Меж тем рука доктора скользнула по ложбинке грудей, миновала животик, огладила нагой лобок и принялась совершать радиальные движения вокруг пизденки. Мужские пальцы обжигали, даря определенное удовольствие, но как этого было не достаточно! Катя, опасаясь до умопомрачения, что док может бросить ее и без минета, не смела бросить собственного основного занятия, да и отчаянно желала, чтоб он заинтересовался ее пизденкой. Дама задумывалась, что если она предоставит себя как надо, то доктор передумает и обуяет ею. Не глядя на притянутые к бедрам ступни, она максимально прогнулась, раскрылась, подставляя пизденку под пальцы с наибольшим комфортом для мужчины. Но док как и раньше голубил только гладкую кожу, только время от времени просто касаясь набухших губок. От этих невесомых прикосновений все тело Кати содрогалось, а из гортани вырывался сдавленный вскрик.

Вобщем, на мужчину все это не производило особого воспоминания. Через какое-то время он только принялся двигать бедрами, совершая все более энергичные фрикции. Катя только покорливо сжимала губки на ходящем во рту члене, желая всем существом только об одном — услужить трахающего ее в рот мужчине. К ее разочарованию док отодрал ее в рот и вынул член, когда начал кончать. Тугие капли зашлепали о груди. Катя стонала от вожделения, чувствуя всей кожей обжигающий жар спермы, и вскрикивала, содрогаясь всем телом, когда капли попадали на соски.

Но когда док застегнул ширинку, дама застонала уже от расстройства. Непременно, сейчас завершилось даже это — жесткий член во рту и краткосрочное удовольствие от падающих на грудь жарких капель.

Доктор снова перевернул Катю на животик и снял ремни с бедер. Желание было так невыносимым, что дама, не глядя на бесперспективность надежды, прогнула спинку, вздернув попу, показывая текущую пизденку.

Ужаснее всего было то, что обеих других пациенток продолжали обрабатывать санитары. Из Кристины сделали сэндвич. Было отлично видно, что ее тело зажато меж телами звероподобных мужчин, а их ужасающие члены растягивают обе дырки. Она извивалась и орала практически беспрерывно, лаская ноги верхнего мужчины ступнями.

Сандра стояла раком. Она тоже орала, но санитар забавлялся тем, что то трахал ее сзади, то переходил и давал отсасывать. Естественно, в этот момент клики Сандры преобразовывались в сдавленные стоны.

Катя опять стала тереться о ковер сосками, во все глаза следя за совокупляющимися. Измученная похотью дама даже не знала, что лучше — созидать неприкрытую страсть и бушующую похоть. Либо нет. Мучиться и услаждаться чужим сексом. Либо закрыть глаза и хотя малость уменьшить возбуждающее воздействие живого порно.

В конце концов амбалы по очереди кончили. Блондиночке — в рот, а шатенку накачали спермой в обе дырочки.

Лицезрев это, Катя подобрала колени и обширно расставила колени, молясь, чтоб и на нее направили внимание. Связанные за спиной руки были даже в тему. В таковой позе — лежащая на грудях с высоко вздернутой попой, дама представляла собой аппетитное зрелище. И сумасшедшая надежда вспыхнула, когда только двое санитаров вышли из «аквариума», а один открыл прозрачную дверь к ней.

Надежда погибла, когда амбал просто поднял ее на ноги и провел в дверцу в сплошной стенке. Там нашелся санузел. Катю поставили под душ и принялись мыть. Новое прикосновение мужских рук, пусть и не очень ласковых и даже грубых, вновь распалило похоть. Катя постанывала, когда ее намыливали губкой, вскрикивала, когда смывали мыло. А когда санитар принялся мыть пизденку, дама зашлась в клике, чуть не теряя сознание от удовольствия. Но это очень стремительно закончилось. Дрожащая от бывшего так близко счастья, Катя закусила губу, но смогла униженно пробормотать:

— Сделай так снова.

Амбал флегмантично пожал плечами:

— Не положено.

Катя еще содрогалась, вспоминая такие замечательные чувства от касаний скольких от мыла мужских пальцев, и практически шепнула, мечтая провалиться на месте от своей извращенности:

— Ты меня совершенно не хочешь?

— Пока нет… Но док умеет подбирать пациенток-шлюх, так что за мной не заржавеет.

Санитар приподнял груди, помял их, перекатывая в пальцах. Катя затаила дыхание, млея от расчудесных чувств и мечтая, чтоб это не прекращалось.

— Док произнес, что такая шлюха, как ты, может получить оргазм уже на 2-ой денек. Если он завтра пропишет для тебя секс, то я попрошусь. Люблю таких потрясающих шлюх как ты.

После чего амбал шлепнул Катю по попе и вынул ее из-под душа. Катя еще переживавшая по поводу того, что настолько вульгарное воззвание, отдалось прямо в пизденку, подарив дополнительное удовольствие, униженно сообразила, что совершенно не против, чтоб ее шлепнули снова. Либо два. Либо даже три.

Меж тем санитар высвободил Катю от всех ремней и уложил на ковер. В углах аквариума оказались карабины. Ее распяли в центре в позе звезды. Сейчас она лежала на спине. Сейчас было даже не потереться сосками. Мытье если не притупило сжигающее тело желание, то по последней мере малость отвлекло. Сейчас же похоть навалилась с новейшей силой. Ужаснее всего было то, что Сандру и Кристину не привязали, и они, после того как в аквариуме притушили свет, принялись временами запускать руки меж бедер. Катя, даже отвернувшись, слышала, как они тяжело дышат, а время от времени постанывают и даже вскрикивают. А ей даже не потереться сосками! Дама сообразила, что ей предстоит бессонная ночь, полная неудовлетворенной похоти.

Добавить комментарий