Случай на свадьбе

Категория: Измена

Ну, вот и свадьба. В праздничный для молодожёнов денек я был приглашен в качестве старенького друга и, по совместительству, знатного гостя жениха. Светило по-зимнему теплое солнце, Наша родина жила собственной обычной геройской жизнью и практически ничто не омрачало торжественное торжество.

Марина, виновница торжества, смотрелась очень красиво в собственном шикарном, цвета невинности, свадебном платьице. Ее длинноватые, немного вьющиеся волосы, были аккуратненько уложены в умеренную прическу, создавая с фатой, уникальный ансамбль невинности и девственной чистоты. Воздушное платьице кокетливо трепеталось на ветру, скрывая под своими недрами, полностью симпатичное, для собственных 25 лет, тело. Максим, мой старенькый компаньон по институту, был немного возбужден, не погодам несет ответственность и был одет, как и положено жениху, в очевидный темный костюмчик с галстуком и лакированные туфли. На лицо его игралась удовлетворенная, хотя и малость дураковатая, все еще холостяцкая ухмылка.

Отъездив все положенные для данного праздничка процедуры, я наконец, как, наверняка, и большая часть приглашенных гостей, добрался до ресторана. Заняв положенные места, гости ожили. Мужчины с экзальтированными очами, как-то вдумчиво смотрели на прекрасные, полные соблазна бутылки, как будто заблаговременно, как боец на ринге, оценивая свои физические способности. Дамы, блюстители собственного веса, уже аккуратненько пододвигали более достойные внимания салаты в свою сторону. В зале раздался 1-ый хохот.

Горько – проорал кто-то из зала, и под заливчатый гостевой хохот, Максим лаского поцеловал жену в ее красные губки.

Свадьба уже была в самом разгаре. 1-ая часть гостей подходила к критичной точке, когда уже не только лишь повод, да и все происходящее уже не имело никакого значения. Объединившись в маленькие группы, они что-то оживленно обсуждали, совсем не обращая никакого внимания на новобрачных. 2-ая же часть гостей, была еще далека от финальной черты. Методично, не останавливаясь ни на минутку, они опять и опять дегустировали священные деликатесы. Мне же посчастливилось оказаться аккурат меж этими 2-мя типами приглашенных.

Внезапно, некий юноша вдали от меня встал, и, интеллигентно постучав по-своему фужеры ложечкой для икры, попросил минутку внимания. Даже издалека я не мог не выяснить его. Внук героя войны Ивана Морковкина, был очень почетаемый в нашем городке человеком. Человек, сделавший себя сам, щедрый меценат и действенный собственник, таким знали его люди в нашей области.

Дорогие новобрачные – начал он свою речь – в этот праздничный для всех нас денек…

Тавтология – промычал своим заплетающимся языком сосед, сидячий слева от меня.

Дитя люмпенов и псевдо интеллигент, по-видимому, решил пользоваться случаем и не только лишь блеснуть своим разумом в кругу компании, да и за одно произвести воспоминание на свою соседку по столу, бывшую учительницу российского языка и литературы, а сейчас уже пенсионерку на заслуженном отдыхе, Зинаиду Викторовну.

Во-во — поддержал, его сосед, по рюмке — нет стержня в повествовании, ну и стиль как-то хромает. Вот я в русские времена…

Да заткнитесь вы – грозно зашипела Лена Сергеевна и свирепым взором поглядела на бутылку водки, которую держал в руке дерзкий комментатор.

Лена Сергеевна, конечно, искусна говорить с людьми такового сорта. Как-никак, они работали подсобными рабочими у нее в администрации, и она всегда знала, как держать их в единой российской рукавице.

Да, че я, я ни че – как-то оправдывающие заблеял сосед. Схватив бутылку недопитой водки, он вороватым движением сгреб тарелку с солеными огурцами, и, совместно с кампанией единомышленников, побежал куда-то в сторону.

И кто их вообщем сюда пригласил – спросила молодая женщина, сидячая около Лены Сергеевны.

В семье не без уродца – с сожалением произнесла она и как-то обидно поглядела на новобрачных – родственнички.

Решив малость развеется, я пошел на улицу покурить. Компания комментаторов, аккуратненько устроилась около входа в ресторан. Один из ник держал все туже тарелку с огурцами, другой же, обычным движением руки, профессионально разливал водку в один братский стакан. 3-ий же, мой прошлый сосед по столу, что-то оживленно им говорил.

Преодолевая естественную брезгливость, я все таки из незапятнанного любопытства решил подслушать приватный разговор.

Вы понимаете мужчины – донеслись до меня слова – держал я как-то у себя дома козу…

Бабу штоль — перебил его собрат по стакану.

Да нет, натуральную такую козу немытую, с небольшим белоснежным хвостиком. Итак вот прихожу я как-то домой с работы, ну бухой как обычно, а она на меня как-то так таинственно глядит. Ну, я накатил как обычно стакан и говорю ей – Зина, я ее Зиной именовал, Зина четы на меня так смотришь, коза ты блядская, жрать, наверняка, хочешь. А жрать та у меня и нету, потому что я всю закуску съел, а за сеном для тебя идти мне в лом, ну и бухой я, вдруг менты загребут. Вон спинка от дивана иди пока погрызи. И означает, показываю ей на собственный топчан, на котором каждую ночь на карусели катаюсь. И понимаете, мужчины, она на меня так пристально глядит, как будто все мои слова осознает, и жует че-то. Я ей в глаза то взглянул и чудится мне, что это не коза моя Зинка на меня глядит, а моя бывшая кошёлка супруга. Ну, у меня в это время стояк произошел. Я так осторожно подошел к ней сзади, хвостик приподнимаю, и она, не поверите, недоуменно так голову то ко мне поворачивает и, как будто человечьим голосом, гласит — бееляяать…

Да ну – поддержала оратора его компания – а далее то, что было…

Далее, оставив этих гринписовцев около ресторана, я решил возвратиться на свое место за стол.

Налив для себя 50 гр мартеля я огляделся. В ресторане, уже творилась полная вакханалия. Опьяненный жених, не обращая внимания на, полные негодования, взоры родственников, вовсю отплясывал с наилучшей подругой жены, неблагопристойно, с некий конкретной периодичностью, хватая ее за низ спины. Радостный бугорок на его ширинке, вероломно выдавал его светлые чувства любви и домашней преданности к его уже реальный супруге. Жены по каким-то причинам на танцполе не наблюдалось.

Часть гостей, уже сломленных непосильной нагрузкой высококачественной спиртной продукции, безмятежно отдыхали прямо на столе. Даже в отключенном, невменяемом состоянии, некие никак не желали сходить с дистанции, алко марафона. Правая рука мужественная держала недопитую рюмку водки, левая же не рассчитав свои силы, так и лежала на полпути до священной тарелки с оливье.

Гости, сейчас уже не скрывая собственных настоящих целей, веселились от всего сердца. Под зажигательные ритмы пела, все та же неунывающая прима русской эстрады, Верка Сердючка. Все те, кто еще как-то мог встать из-за стола, потянулись в сторону танцпола. Ресторан начал погружаться в бездну свадебного рейва. Юные девицы, совсем не обращая внимания на жен, принялись органично извиваться около чужих мужей. Супруги же, не отставая от жизни, тоже решили тряхнуть стариной и, похотливо смотря на юных партнёрш по танцу, принялись энергично топтаться на месте, видимо решив произвести воспоминания модными движениями, времен собственной юности. Супруги невесело водили хороводы поодаль, с завистью, а кто-то и с ненавистью смотря на молодых танцовщиц.

Да, когда-то и мы были такими же – произнесла Лена Сергеевна собственной соседке, с грустью следя как ее танцующего супруга совращает настойчивая, не обремененная никакими моральными принципами, юная пиранья – эх, как время-то летит.

А я вот шубу для себя обновила – внезапно произнесла она. И, перестав заострять внимания на собственного супруга, погрузилась в обсуждение деталей собственных обновок с соседкой по фуа-гра.

Допив собственный коньяк, я двинулся в сторону WC. Аккуратненько обойдя звезд танспола, я подошел к двери туалета. Приотворив дверь, я по привычки зашел задом и сразу закрыл за собой дверь на защелку. Повернувшись, я обомлел. Передо мной стояла в дырку опьяненная жена.

Марина – удивленно произнес я.

Не сказав ни слова, жена впритирку подошла ко мне, и присела на корточки. Открыв ширинку зубами, Марина вынула мой хуй. В мгновения око, хуй стопроцентно опустился в ее луженую глотку. Стремительно придя в себя, я схватил ее голову 2-мя руками и начал ожесточенно ебать ее прямо в рот. Глаза жены при всем этом сияли каким-то исступленным счастьем.

Высунув собственный хуй, я стремительно схватил ее на руки и усадил на раковину, стоящую слева от меня.

Кунилиночку – шепнула жена.

Не смея отказывать жене, я присел на корточки и занырнул под ее подвенечное платьице. Сняв мелкие трусики-стринги с романтичной белоснежной розочкой на боку, я опустился в ее лона.

Если крыша заржавелая, то понизу всегда сыровато — так звучала когда-то народная мудрость, в истинности которой я скоро удостоверился на собственном актуальном опыте. Маринина смазка, благоухая приятным торжественным запахом, практически струилось из пизды. Малость разогрев ее языком, я вынырнул из-под платьица. Раздвинув по обширнее ноги, я запустил собственный хуй в ее пиздаточащее лоно. Ебля пошла как по маслу.

Верку Сердючку на танцполе, сменила ее сотрудник, певица поящая ртом, ГлюКоза со своим хитом «свадьба».

Я вся в белоснежном — расчудесная девченка

И фата и под очами две стрелочки

Ну, спортсмен мой, я сейчас твоя…

Решив сделать жене маленький сюрприз, я стремительно вытащил хуй из ее лона и повернул спиной к для себя. Раздвинув ягодицы, я медлительно начал заходить с темного хода. Судя по размеру ануса, мой компаньон Максим, до него еще не добрался. Осторожно насадив собственный член, я начал срывать резьбу. Марина забилась в экстазе, нисколечко не испытывая каких-то болезненных чувств, а тем паче угрызений совести, нескромно подмахивая в такт песни Глюкозы. Свадьба начинала мне нравиться все в большей и большей степени.

Вдруг внезапно кто-то замолотил в дверь.

Кто там – проорал жених за дверцей.

От испуга, а может быть и от неожиданности очки Марины сжалось так, что от боли я заорал что-то непонятное: дипьеж чиграйтав

Бухой, что ли сука – проорал жених, и почему-либо, достаточно засмеявшись, удалился прочь.

Пора было заканчивать. Развернув жену на 180 градусов, я немного наклонил ее голову вперед и, аккуратненько прицелившись, выстрелил спермой ей прямо в рот. Жена, стремительно заглотнув следы разврата, натянула трусы и, подмигнув на прощание, стремительно вышла из туалета. Выждав пару минут, я последовал за ней.

Встретив на танцполе танцующего жениха, я поздравил его поздравляем и, пожелав счастливой домашней жизни, удалился прочь…

Добавить комментарий