Танюшка-…издюшка

Категория: Измена

Эта история произошла в небольшом провинциальном городе N-ске, в местном институте. Наш герой, Максим, 26 лет от роду, работал там педагогом истории. Будучи от природы умеренным человеком и, имея за плечами плохой опыт, он так и остался девственником. Но природа брала свое: Макс повсевременно смотрел порно в инете, брал эротические журнальчики и повсевременно дрочил, мечтая о даме. Но какие дамы были бы в провинциальном институте? Только старенькые перхоти полувековой давности. И вот здесь…

В институт пришла женщина Татьяна, 23 лет и устроилась методистом на его кафедру. Необходимо ее обрисовать, по другому нельзя — высочайшая, cтройная, с аппетитной попой, груди как наливные яблочки 4 размера- каштановые, длинноватые до пояса, распущенные волосы. Лицо как с обложки журнальчика «Аппетитные самки», зеленоватые глаза, пухлые губы.

Как она одевалась? Неизменные недлинные топики, маечки. Бедный Максим! Девченка работала с ним, их столы стояли рядом, и его член был готов подорваться, как Танюшка подходила к нему либо о кое-чем спрашивала. Максим издавна бы с ней познакомился ближе, но прогуливались слухи, что она протеже декана, старенького похотливого козла. Ну, вы осознаете о чем я. Не говоря уже о том, что она жила в с каким-то азербайджанцем с рынка, типа супругом. Он был повсевременно в разъездах и вот, Танюшка поправляла здоровье с другим Танюшка-...издюшка

Через несколько месяцев, под Новый Год управление института

решило устроить праздничек, были приглашены все сотрудники. Было много конкурсов, выпивки, танцев. Татьяна не сходила с рук парней института, и, естественно, скромник Максим не мог возлагать на ее доброжелательность. После 12 ночи все стали потихоньку разъезжаться. Максим тоже желал поехать домой, к возлюбленным порно-сайтам, но, простояв практически час на холоде, он сообразил что необходимо поменять стратегию. Подбежав к общежитию универа, он слезно взмолился вахтерше, бабе Любе, и она впустила его переночевать в пустующую комнату для гостей. Максим уже желал раздеться, не зажигая свет и лечь спать даже не раздеваясь, но здесь услышал тихий шепот в примыкающем смежном помещении. Там был небольшой холл, стоял диванчик, телек и вход туда был только из общего c его комнатой коридорчика. Максим прислушался: это были голоса Тани и Димы, 30-го сотрудника кафедры физкультуры, высочайшего, крепкого парня-каратиста и штангиста, счастливо живущего в браке уже 10 лет.

Таня шептала: «Нет, Дима, не нужно! У меня же супруг есть!». Дима шептал в ответ: «Моя отменная, ты такая сладенькая, я уже не могу сдерживаться. Весь вечер я грезил о для тебя. А супруг ничего не выяснит, ну и в отъезде он, сама гласила. Не увидит, что ты поздно возвратилась.» Опять раздались тихие чмоки и Максим приник к щелке двери. Татьяна полупьяная лежала на диванчике и Дима, потихоньку преодолевая ее сопротивление, снимал с нее кофту. Дмитрий гласил: «Для тебя понравится, солнышко. Ведь у нас все без принуждения, правда.» Таня все еще сопротивлялась малость: «Вдруг выяснит Виктор Сергеевич, я ему очень должна». Дима улыбнулся: «как декан выяснит, ни ты, ни я об этом не скажем». Пока шел

разговор Дмитрий уже снял с Татьяны кофту, расстегнул лифчик и стал массировать и мять ее аппетитную грудь, равномерно опускаясь все ниже и ниже. Танюшка застонала и выгнулась, отдаваясь мужским рукам. Дима сдернул с нее юбку, трусики и запихнул палец в ее сладкие половые губы и стал двигать им во влагалище. Максим стоял как вкопанный, член рвал брюки.

Будучи не способен сдерживаться Макс, расстегнул штаны и вынув собственный член, стал его дрочить. Тем временем в комнате происходили достойные внимания вещи — Дима уже стопроцентно раздел Таню, разделся сам и вывалил свое хозяйство. Когда Танюшка увидела этот большой хуй, она изумленно раскрыла глаза, но здесь Дима провел бардовой головкой по ее половым губкам и Татьяна уже не могла себя держать под контролем — она развела пошире ноги и приподняла таз, чтоб Диме было удобнее.

Тем временем физрук с размаху ввел в нее собственный член и начал фрикции. Татьяна обхватила его руками и стала подмахивать

попой, все убыстряя и убыстряя темп. Член Димы скользил во влагалище девицы, слышалось чавканье текущей пизды и

стоны юных людей. Длительное время раздавался только скрип кровати. Движения Димы стали более частыми, он стал рычать

как голодный волк и вдруг застонал, задергался.

Максим увидел, как волосатые яичка парня поджались и он стал накачивать спермой влагалище девицы. Танька, видно, ощутила как струи спермы буравят ее пизду и тоже звучно завизжала и стала кончать, дергаясь всем телом. Максим уже не мог сдерживаться — закусив губу, чтоб не застонать, он сжал собственный член и стал спускать прямо на дверь. Разгоряченные Татьяна и Дима лежали друг на друге, покрывая друг дружку поцелуями.

Видимо, все шло к концу. Макс аккуратненько вытер платком член и дверь, прокрался в комнату, разделся и тихо лег в кровать. Он

слышал, как Дима и Таня оделись и вышли в коридор.

Раздался шепот, хохот и слова Татьяны: «Нет, не нужно меня домой отвозить, ну и утомилась я. Баба Люба устроила меня здесь до завтра.» Дима согласился: «Мне тоже необходимо торопиться. А то супруга заругает». Юные люди засмеялись и Дима вышел. Максим услышал как Татьяна шепнула: «Вот зараза, даже по ногам малафья течет. Нужно бы подмыться, но утомилась как собака. Вроде бы не залететь, а то небезопасные деньки на носу. Все вам, кобели, бы наслаждение, а нам, девчонкам, позже прибирайся.». Хмыкнув, она прошла в холл и легла. Скоро Максим услышал ее ровненькое дыхание.

Юноша лежал без сна, прокручивая в памяти происшедшее. Скоро ему в голову пришла одна любознательная идея. Он решил трахнуть Таню. Это было относительно неопасно — днем она не усвоит ничего (зарядом спермы больше либо меньше), а пить она не искусна, сама признавалась. Если быть усмотрительным, то она не проснется. Макс встал, осторожно

подошел к двери Тани, открыл ее и тихо вошел. Он осторожно подкрался к диванчику, вслушиваясь в ровненькое дыхание девицы.

Погрузился на колени и осторожно провел рукою по ее бедру- какая фортуна, девченка не надела трусы. Вобщем этого стоило ждать. Макс повел рукою выше, к ее лону, пальцы задели теплого лохматика и нащупали половые губы и вожделенную дырочку. Юноша осторожно ввел два пальца в пизду, там было влажно, скользко и мокро. Член Макса уже стоял, он аккуратненько раздвинул Татьяне ноги и лег на нее. Женщина что-то шепнула, но не пробудилась. Член Максима осторожно стал заходить в горячее лоно. Чмокнув, хуй вошел стопроцентно, половые губки плотно обхватили его. Подождав малость, и привыкнув к новым ощущениям, юноша стал трахать кафедральную шлюшку. Его член то заходил стопроцентно в пизденку девицы, то по самые яичка прятался там. От спермы Дмитрия там было влажно и мокро, парня это только возбуждало, это оттраханное влагалище.

Максим тихо стонал, переживая неописуемые чувства. Скоро он всхлипнул, стал двигаться почаще, чувствуя приближение оргазма. Волна захлестнула его, хуй пульсировал, выстреливая сперму. На последних секундах юноша загнал член глубже и ощутил, что у девчонки там уже не хватает места для малофьи, она сочилась наружу. Вынув хуй, он наклонился и поцеловал прямо в ее полуоткрытые сочные губки, о чем он издавна грезил. Осторожно встав, Максим прокрался в свою комнату и уснул. К счастью, Таня так и не пробудилась.

Днем он встал пораньше, заглянул в комнату девицы, она еще спала, собрал вещи и ретировался. После праздничков он опять увидел Татьяну, но уже ее поведение и тело не зачаровывало его. Ведь он знал ее реальную стоимость. Вобщем, он не подавал вида. Дмитрий тоже не виделся с Татьяной, может чтоб не вызывать подозрений, ведь он был женат. Кое-где через месяц Макс познакомился в библиотеке с прелестной женщиной и скоро она переехала к нему. А Таню Максим постарался запамятовать. Единственное, что его смутило, Татьяна куда-то исчезала месяца на два, позже опять возвратилась на работу. Шептались о том, что она забеременела, и, не от супруга либо собственного покровителя-декана,… а от кого-либо еще.

И потому всекрете сделала аборт. Максим позже еще много лет задумывался, кто же был виновником: Дмитрий либо ОН, Максим.

Добавить комментарий