Вирус секса

Категория: По принуждению

Габриэлла поправила очки, снова съехавшие с узкой переносицы, и продолжила записи. Сейчас наметился резкий прогресс в испытании параметров нового вируса, из-за чего женщина решила остаться в лаборатории допоздна.

Она в одиночестве посиживала в меркло освещенном кабинете, заваленная бумагами на собственном маленьком столике. Компанию ей составляли только пара шимпанзе, сидящие на той стороне сквозного смотрового окна, да сторож, временами бродящий по коридорам подземного научного центра.

Но до их Габриэлле пока не было дела: она опять пододвинула к для себя сферо-наноскоп, чтоб продолжить исследование воздействия вируса на клеточку шимпанзе. Прогресс не заставлял себя ожидать: вирус начал плодиться!

Габриэлла победно откинулась на спинку кресла: наконец, ей удалось вывести подходящую разновидность вируса!

Женщина утомилось провела рукою по золотистым волосам, туго затянутым в хвост на затылке. На часах было половина одиннадцатого — пора было закругляться, если она желала успеть домой к 12-ти, чтоб не вызвать еще огромных недовольств супруга. Но, все же, нельзя же было кинуть дело на пол пути!

— Что все-таки, попробуем перейти к более конструктивным мерам, — произнесла она обезьянке шимпанзе, которая ее не слышала. — Ну не могу же я еще неделю следить, как он просто плодится в клеточке! Мне необходимы более осязаемые результаты!

В этот момент ее всю затрясло: она стояла на пороге нового открытия, а конкретно нового синтезированного вируса! И это была только ее, Габриэллы, награда! В такие моменты ее всегда обхватывало странноватое и назойливое возбуждение…

Нет, ожидать не стоит. Уже в этом месяце она получит и премию и почет!

Женщина отыскала последний эталон вируса, уже смешанного с кровью в шприце, и, взяв его, направилась в комнатку к своим подопытным.

Габриэлла вылетела из кабинета как раз тогда, когда широкоплечий сторож собирался зайти к ней во время неотклонимого вечернего осмотра. Узкая и теплая женщина врезалась прямо в грудь мужчины в аккуратной форму. Шприц вылетел из слабенькой ручки и проехался по полу куда-то в сторону.

— Да что вы для себя позволяете?! — здесь же заорала разгневанная девица в деловом костюмчике на здорового бугая. На что мужик сложил руки на груди и недовольно поглядел на нее сверху вниз. Он мог бы одним движением свернуть шейку этой красотке. И она это отлично понимала.

— Уже поздно, я собирался зайти к вам, проверить все ли в порядке, мадам, — произнес он ровно, не повышая тона на собственного малеханького начальника. — Это моя обязанность, мадам!

— А мне плевать! Уйди с глаз моих! Грязный мужлан! — прошипела мадам, выискивая взором собственный драгоценный шприц. Тот откатился на достаточно солидное расстояние, и Габриэлла, уже забыв о существовании сторожа, ринулась за вирусом в шприце.

Подняв его, женщина обернулась. Но сторожа уже не было в коридоре. Габриэлла пожала плечами и направилась далее. Этот мужчина сам повинет: она занимается небезопасными тестами, а он нарушает технику безопасности, так беспринципиально собираясь ворваться в ее кабинет!

Она дошла до комнаты с шимпанзе и провела спец картой по панеле идентификации. После этого вошла в маленькую стерильную комнатку, предыдущей обезьяньей. И здесь что-то заставило задуматься ее.

На 1-ый взор, все было в порядке. Только вот дверь в комнату к шимпанзе была не заперта.

— Ох уж эти чертовы лаборанты! — рассердилась Габриэлла. — Завтра узнаю чья была смена и всех уволю!

Она ломанулась в комнату к обезьянкам, уже забыв о цели собственного прихода: ценные эталоны могли сбежать либо совершить что-то неисправимое, если они были в лаборантской!

И правда, в углу белой комнаты посиживала только одна шимпанзе, которая, повернувшись спиной, что-то колупала.

Габриэлла подошла поближе, держа шприц за спиной, чтоб не испугать бедняжку. Хотя, в сложившейся ситуации, женщина уже решила отложить опыт, до выяснения событий пропажи 2-ой шимпанзе и выявления виновников.

— Что ты там делаешь, дорогая? — нарочито сладким голосом пропела Габриэлла.

Вот она уже подошла довольно близко, чтоб заглянуть за плечо самки шимпанзе. В руках обезьянки оказались документы по исследованию прогрессии того самого вируса, который находился в руках у девушки-ученого. Животное разрывало их на кусочки.

— Ах ты малая дрянь! — воскликнула Габриэлла и, отложив шприц, кинулась на обезьянку, пытаясь перехватить записи. Не так то просто было что-то отобрать у упорной шимпанзе, которая не вожделела расставаться со собственной находкой. И Габриэлла впала в кошмар: это были все ее наблюдения, практически все результаты работы!

В процессе борьбы обезьянка порвала еще пару листков на напополам, на что Габриэлла просто озверела. Со злостным ревом она попробовала пнуть шимпанзе, но не здесь то было: большой самец шимпанзе появился из ниоткуда и повалил неудавшуюся лауреатку на пол. Габриэлла заорала, почувствовав, что ее начали колотить маленький книгой.

Самец не причинял ей сильной боли, быстрее неприятно придавливал к полу и просто доставлял неудобства. Очки слетели, осторожный пучок волос растрепался, юбка малость задралась. Габриэлла ощущала быстрее унижение, чем боль.

Борьба малость затихла. Но шимпанзе не задумывался отпускать даму. Он продолжал посиживать на ней, сейчас уже рассматривая ее волосы и копошась в их.

Габриэлла обмякла и попробовала собраться с идеями, чтоб придумать план как столкнуть эту здоровую тушу, а позже убраться отсюда невредимой. Но легкий гул здесь же отвлек ее — это самка шимпанзе отыскала шприц.

— Положи! — заорала Габриэлла, боясь за единственный высококачественный экземпляр из ее коллекции. — Положи либо я тебя пущу на мясо!

За собственный наглый и завышенный тон, Габриэлла опять получила по голове книгой, и здесь же притихла.

«Что же собираются делать эти тупые мортышки?» — задала она сама для себя вопрос. Здесь женщина понадеялась, что, может быть, шимпанзе сами для себя в процессе игры внесут вирус? Либо отвлекутся от нее, а там, уже на свободе, она что нибудь выдумает!

Но у животных были другие планы. Им, видимо, захотелось отомстить людям за все те изымательства, которыми подвергались в протяжении длительных лет: самочка шимпанзе просто и внезапно вколола укол Габриэлле в попку, которая торчала из под задравшейся юбки…

Женщина завопила от неожиданности и от кошмара происходящего. Шимпанзе просто сделали из нее объект ее же исследовательских работ.

— Нет, нет! Что вы натворили?! — воскликнула она, дергаясь всем телом.

Удовлетворенные мортышки отпустили даму. Они просто сделали с ней все то, что женщина совершала с ними уже 3 года, вкалывая инъекции и следя за их состоянием.

Но Габриэлле уже было не до их. В дичайшем страхе она вскочила на ноги и помчалась в собственный кабинет, где заперлась на замок, оставив обезьян продолжать буйствовать в лаборантской.

— Что они со мной сделали? — женщина свалилась на колени и поглядела на свои трясущиеся руки.

Вроде, все было в порядке. Дрожь лупила ее всего только от кошмара пережитого, а не от деяния стршного и непонятного вируса. Ведь Габриэлла толком еще не разобралась, что за породу она вывела.

От паники она начала рыдать.

— Я умру… я не желаю дохнуть… — истерическим голосом шептала она, хотя, сейчас, ощущала себя отлично.

— Мадам, с вами все в порядке? — раздался глас того неотесанного сторожа за дверцей. — Я слышал клики!

Габриэлла про себя уже обозвала этого сторожа всеми стршными словами, так как он не среагировал на ее клики ранее. Но вдруг, ей так захотелось утешения, что женщина вытерла слезы, поправила белоснежный халат и встала, чтоб открыть дверь.

— Ого, — только выдохнул мужик, лицо которого для Габриэллы было расплывчатым из-за отсутствия очков. — Вы что, одна прогуливались в комнату к макакам?

— Шимпанзе, они — шимпанзе, — поправила его Габриэлла, немного всхлипнув.

— Ну что все-таки вы так? Могли бы позвать меня с собой… — почесал затылок сторож.

Его мужественная и мощная рука начала притягивать взор девицы так же, как ее пышноватая грудь, пробивающаяся через блузу, притягивала сторожа.

— Ну что вы, после того инцидента, — Габриэлла гласила малость неудобно, ей становилось горячо.

Женщина расстегнула пару кнопок на блузе, которая была застегнута под самый ворот.

— Понимаете, это просто поправить, — улыбнулся сторож.

Эта ухмылка вызвала приятную дрожь в теле девицы. Она ощутила как колени немного подкосились. Ее обхватило желание, чтоб этот сильный мужик схватил ее на руки.

— Я имею ввиду кофе в нашей столовой, — малость замялся мужик. — Если вы вправду желали бы извиниться…

Сторож очевидно был очень доволен, что Габриэлле стало постыдно за свои слова. Ведь ранее, она ни за что бы даже не заговорила с ним, не говоря уже о кофе… А здесь он, наконец, овладел ее вниманием.

— Да, я думаю так и необходимо, — улыбнулась ему женщина, откровенно рассматривая его.

А этот сторож был ничего. В особенности если учитывать, что без очков многие черты его грубого лица были смазаны. А его мышцы и форма, так контрастирующие с ее белоснежным халатиком и презентабельным видом, просто заводили.

Габриэлла ощутила как трусики начали намокать. Этот мужик еще что-то гласил ей, но она уже не слушала. Ротик девицы приоткрылся, и она уже начала представлять для себя какой у него большой…

— Габриэлла? С вами все в порядке? — оборвал ее мечтания он.

— Что? Простите здесь так горячо, — пришла в себя женщина.

Пот вправду начал валить с нее рекой, трусики также были насквозь влажные, а меж ног так страшно зудело, что Габриэлла не знала куда себя деть. Она расстегнула еще несколько пуговиц блузы, от чего ее грудь чуть не выпала из этой тесноты. Немного оголился лифчик.

Сторож просто смотрел на сексуальную ученую обалдевшими очами.

Вот она, эталон обычной недотроги, стоит перед ним с полу расспахнутой блузой, растрепавшимися волосами, вся влажная от пота и накатившего на нее возбуждения. Мужик просто не знал куда себя девать: его член уже издавна стоял бугром в брюках, что не скрылось от похотливого взора Габриэллы.

Все это так возбудило ее саму, что женщина не выдержала и, сев на край стола, запустила руку для себя под юбку, обнажая перед чужим, не так давно неприятным ей мужиком свои чулочки и белоснежные трусики, промокшие от выделений.

«Что же я делаю?» — пронеслось в ее голове, когда ее же рука начала ублажать мокроватый клитор. — «Мой супруг, мой возлюбленный супруг ожидает меня дома, а я как последняя потаскушка показываю свои красоты этому грязному примату…»

Но мысли не посодействовали ей опамятоваться, а только завели еще более. Габриэлла больше не желала домой к супругу, не желала его ласк и нежностей. Она желала, чтоб этот бугай сторож на данный момент же схватил ее и отодрал во все места, куда только можно. Почему же он канителил, просто следя как она растирает себя с исступленной жаждой?

— Ну же… — начала шептать Габриэлла. — Накажи меня, я желаю поправить свое поведение…

Эти слова сорвали быка с цепи. Сторож кинулся на даму как на кусочек мясо.

Он схватил ее в свои руки и повалил на стол одним движением, разбросав вокруг все документы и даже не поцеловав. Хотя Габриэлле было на это на данный момент плевать. Ей срочно было необходимо, чтоб ее поимели как можно жестче, чтоб успокоить огнь, бушевавший в ней.

Мужик расстегнул ширинку и, не удосужившись даже спустить брюки, достал собственный толстый, хотя и не очень длиннющий член, после этого отогнул трусики в сторону. Габриэлла застонала от предвкушения, следя за ним снизу. Жгучая красноватая головка потерлась о ее клитор, после этого сам член с размаху вошел в ее лоно и начал бешено двигаться. Женщина вскрикнула от удовольствия, наконец ощутив в себе этого первобытного мужчину. В этот момент ей было тошно от самой себя и от него. Она позволила какому-то чужому мужчине засадить в нее собственный член. О, как это возбуждало!

— Да, пожалуйста, трахай меня посильнее, — стонала начальница под своим подчиненным, на что он с рычанием и большей силой продолжил разрывать ее изнутри.

Габриэлла просто вжималась в стол, услаждалась как ее трахают с страшенной силой. Она отчаянно сжимала стены влагалища, чтоб насытится еще большенными чувствами от члена, который бешено долбил ее. Женщина чувствовала себя грязной шлюшкой, и ей это нравилось.

Здесь сторожу, видимо, надоело однообразие, и он скачком перевернул свою самочку на животик, чтоб пристроится к ней сзади и по животному завладеть ею.

— Нравится, когда тебя унижают, малышка? — прорычал он, всаживая ей собственный кол, на что Габриэлла сладко застонала. — Ты так любишь унижать собственных подчиненных, любой из нас желал бы тебя так оттрахать!

Габриэлла уже не задумывалась ни о чем. Она просто услаждалась приятными чувствами, как вдруг ощутила сильную волну наплываемого на нее оргазма. Сторож это тоже ощутил и начал двигаться еще резвее. Габриэлла начала интенсивно двигаться совместно с ним, и из ее гортани прорвался мощнейший животный вопль сумасшедшего удовольствия.

Ее мужик в этот момент вытащил собственный член, который здесь же обильно кончил на немного обнаженную спинку девицы.

Габриэлла продолжала лежать на столе, обмякшая от бессилия, пока сторож застегивал брюки, после этого здесь же убрался из кабинета. Позже она привстала и на покачивающихся ногах направилась к креслу.

— Что я натворила? — шепнула женщина, обессиленно упав на сидение. — Что на меня отыскало?

С сторожем ушло и все то бесстыдство, которое толкнуло ее на схожее совокупление. И сейчас остались только неприятные чувства ненависти к для себя и к этому подлецу, всегда так не впору стучавшему в дверь ее кабинета.

Добавить комментарий