Все хотят такую секретаршу

Категория: В попку

Я посиживала перед монитором и просматривала не так давно показавшиеся вакансии. Мне было 18 лет, я только окончила школу. Для того, чтоб получать высшее образование у меня не было ни средств, ни разума. Зато у меня было милое лицо и потрясающая фигура, и я собиралась этим пользоваться. Необходимо отметить, работать в путаной либо стриптизершей я не собиралась по моральным суждениям. Вот такие двойные эталоны.

И вот я отыскала то, что находила столько времени: «В кабинет преуспевающего личного бизнесмена требуется секретарь дамского пола, с кругом обязательств, выходящих за рамки обычной работы такового рода», с припиской «без комплексов». Все это, вместе с большой заработной платой ясно давало осознать, что на этой должности мои дырки будут нужны не меньше моего образования. Я накрасилась, нарядилась, и поехала на собеседование.

В приемной совместно со мной посиживали и ожидали собственной очереди с полдюжины девиц- все наряжены, как будто только с панели. Кто-то сходу выходил, кто-то задерживался снутри кабинета. В конце концов, подошла моя очередь- я вошла в кабинет и стала перед симпатичным мужиком средних лет — моим будущим боссом.

— Хороший денек, меня зовут Миша Юрьевич — произнес он.

— Виктория

— Очень приятно. Раздевайтесь.

Я была готова к чему-то схожему, но такая прямолинейность все равно шокировала меня. После нескольких секунд замешательства я подчинилась.

— Отлично, оборотитесь спиной, наклонитесь и разведите в стороны ягодицы.

— Отлично — повторил он, когда я встала перед ним раком. — вы занимались заднепроходным сексом?

— Нет. — ответила я. Тогда, стоя стопроцентно нагой в кабинете перед незнакомым мужиком я начала получать какое-то порочное наслаждение. Я начала откровенно течь, и это не осталось без внимания.

— Наконец! Нам нужна была женщина, которая получала бы наслаждение от схожих вещей, а не просто вытерпела ради средств! Вы приняты, приходите на работу в пн. Когда будете выходить, скажите тем, кто там остался, что они могут быть свободны. Ах да, чуть ли не запамятовал: у вас будет особый дресс-код. Забудьте про хоть какое белье. Вы должны одеваться так, чтоб всем были видны ваши интимные места. В общем, так, чтоб самая уебанная блядь позавидовала. Он отдал мне на подпись контракт, который я по глупости читать не стала, а в нем было написано, что я не имею право сетовать на хоть какое унижение либо оскорбление, и что беру ответственность за все, что со мной произойдет на этой работе на себя.

Что все-таки, так началась новенькая глава моей жизни.

В пн я одела самый блядский прикид, который только был в шкафу. Большой вырез, обтягивающая юбка, никакого белья. Я даже задумывалась, что малость переборщила, но мой шеф решил по другому.

Как я вошла в его кабинет, он взбесился:

— Здесь для тебя что, монастырь? Ты видимо плохо сообразила собственный круг обязательств! — и с этими словами он за волосы опустил мою голову на уровень собственной ширинки. Он достал собственный полувставший, не очень длиннющий, но страшно толстый член — я чуть могла бы обхватить его 2-мя руками — и загнал собственного монстра в мой приоткрытый рот. Пока он еще не встал, он едва-едва влезал мне в рот, но, потихоньку расширяясь он разрывал мой рот изнутри. По моим визгам шеф это сообразил, и не без труда вынул хуй.

— Вот для тебя бесплатный курс увеличения квалификации! — прорычал он, разорвав на мне всю одежку и поставив раком. Последующие минутки, показавшиеся мне вечностью, он пробовал пропихнуть собственный член мне в пизду, в какой ранее побывала всего только пара счастливчиков. Когда, в конце концов, ему это удалось, он начал медлительно поебывать меня, чтоб не разорвать. Длилось это длительно, боль была неописуемая. Во время этого деяния к нему в кабинет заглянул один сотрудник, но, лицезрев, что его шеф занят, стремительно удалился с дебильной улыбкой. Когда дело подошло к концу, он вынул член и обкончал мне спину, лицо и волосы. Прямо в таком виде он вышвырнул меня из кабинета, крикнув:

— Вот в таком виде ты и должна приходить на работу! — А смотрелась я последующим образом: из разорванного напополам платьица вываливались груди, юбка просто свисала с боковой стороны. Волосы прядями склеились из-за спермы, спина поблескивала.

Идея о том, что на данный момент мне прямо так ехать домой, нагоняла мысли о самоубийстве. Ближний туалет находился этажом ниже, отделяемый от лестницы соткой столов с офисным планктоном. Но вариантов небыло.

Как назло, когда я попробовала пробежать напрямик, прямо в центре этого большого зала у меня сломался каблук, и я свалилась. Не успела я опамятоваться, как вокруг меня образовался плотный круг из людей, многие снимали меня на мобильники, а самые дерзкие с различных сторон засовывали в мои дырочки пальцы. В моей девственной попе оказалось три пальца сразу, сколько их было в разъебанной пизде, я не ощущала. Слава богу, люд оказался цивилизованным, и мне удалось отбиться и добраться до туалета. Кое-как приведя себя в порядок я вышла, и, сопровождаемая похотливыми улыбками вышла из строения и поехала домой.

К моему величайшему удивлению, уже в метро меня начали страшно возбуждать взоры парней. Я кокетливо раздвигала ножки, чтоб они могли созидать, что я без белья. По приезду домой я ринулась мастурбировать, кончала раз за разом, вспоминая как сотка людей лицезрела меня нагой, обкончаной блядью. От всего пережитого унижения у меня осталось только сладкое послевкусие. Я сообразила, что желаю быть блядью. Желаю, чтоб офисное быдло глотало слюнки по мне, желаю опять почувствовать толстенный хуй!

На последующее утро, я, помня вчерашний урок, надела прозрачное платье из секс-шопа, и прямо в таком виде отправилась на работу. На улице мужчины не могли оторвать от меня глаз, девицы качали головой, а мамы закрывали детям глаза… Боже, как меня это возбуждало! Казалось, выключись свет на минутку, и во мне здесь же окажется десяток хуев. Я текла так, что стекало по ногам. На работе я уже стала известной личностью. Некий юноша даже пробовал присунуть мне в лифте, но вошедший люд ему помешал.

Миша обрадовался мне:

— Я уже не знал, придешь ты либо нет. Видимо, я в для тебя не ошибся! — произнес он, сияя. — И прикид, что нужно. И у нас еще есть одно неоконченное дело.

Он подвел меня к столу, поставил раком, задрал платье, которое и так прикрывало только половину попы, и вошел с размаху мне в пизду. Вчерашние упражнения не прошли даром, и сейчас он мог двигаться резвее. Я чуть ли не сошла с разума от кайфа. Не теряя времени даром, он пальцами разрабатывал мне очко. Его пальцы копались в моей попе даже после того как он кончил мне на спину.

— Не желаю тебя разорвать, для тебя много предстоит работать в наиблежайшие деньки. — произнес он.

Через некое время его кисть могла полностью просачиваться в меня, его член опять встал, и он, обильно все смазав, решил, что пора приступать. Он положил меня на диванчик, оттопырил мне попу, лег сверху и медлительно вошел. Поначалу боль была сумасшедшая, но когда он начал двигаться, я сообразила, что это были только цветы. Попка трещала по швам, казалось одно неправильное движение, и она лопнет. Около часа мучений, и он кончил. Сейчас мне на лицо. Я желала пощупать, что сталось с моей дырочкой, и нашла, что могу засунуть туда кисть, не касаясь краев.

— Всё, пора для тебя и по специальности поработать. Мой зам введет тебя в курс дела. Только не мойся, так ты создаешь необходимое воспоминание. — произнес он, выпроваживая меня из собственного кабинета.

Я зашла в примыкающий кабинет, который был несоизмеримо меньше кабинета Миши, и увидела необычного мужчину преклонных лет, который осматривал мой наряд с необычным безразличием. Как я позже выяснила, он был кастратом. Шеф специально такового отыскал. Он проводил меня к моему столу в приемной, поведал что да как. Необходимо отметить, что мой стол стоял прямо напротив входа, и когда я посиживала раздвинув ножки, хоть какой входящий мог созидать мою пизду. Весь тот рабочий денек я посиживала у телефона. Поточнее пробовала посиживать, поэтому посиживать нормально мешало раздроченное очко.

Когда я ехала домой, со мной вышло то, что у меня никогда из головы не выйдет. Времени было часов одиннадцать и в метро некий ребенок сорвал с меня платьице и выскочил с гоготом в закрывающиеся дверцы поезда. Я осталась стопроцентно нагой в вагоне метро. Мужчины и так не могли оторвать от меня глаз, у неких даже стояк через брюки просматривался, а сейчас казалось они и совсем сошли с разума. Я должна была как-то спасаться. К счастью, расстояние меж станциями было невелико и я успела выскочить на последующей, пока у парней не сформировались полностью определенные планы. Под свист офигевшего народа, сопровождаемая объективами мобильников я взбежала наверх и вошла в дежурную часть милиции. Там было двое очень схожих юношей нерусской наружности.

— Помогите пожалуйста! Хулиган сорвал с меня одежку и выскочил из поезда! — пропищала я.

— Да? А белье кто с вас сорвал? — ехидно спросил 1-ый.

— Ну.. На мне тогда небыло белья.

— Вот так с вами, блядьми, всегда! Поначалу обычных мужчин с разума сводите, а позже в милицию! — произнес тот же. — Думаешь мы для тебя поможем? Нет, с вами, блядьми, необходимо по-особому обращаться! Вадим, пристегни ее к батарее!

Не успела я опамятоваться, как поручение было исполнено. Я посиживала спиной к прохладной батарее, нагой жопой на кафеле, а мне в лицо тыкались два больших члена. Длительно они меня мучать не могли, ну и ситуация возбудила меня непосредственно, так что я решила не терять напрасно времени. Я вскочила на ноги и напоролась пиздой на один член, взяв в рот 2-ой. В таковой позе, меняясь, мужчины ебали меня пару часиков, кончив раза по четыре мне на спину. В конце концов, они откинулись отдохнуть.

— Мне кажется нехороший урок мы ей преподали, вон какая она счастливая. — произнес Вадим.

— Да, пошли юношей позовем. Навряд ли ей понравится здесь еще день хуи ласкать. — и с этими словами они вышли. Больше находиться здесь я не могла для себя позволить, и через несколько минут попытка освободиться увенчалась фуррором, благодаря скользким от кончи кистям.

Времени уже было много, метро не работало. До дома было не очень далековато, пара км. Но я была нагая, вся в конче, и добраться до дома невредимой казалось неосуществимым. И верно казалось.

Кое-где на полпути я натолкнулась на группу гастарбайтеров, идущих или на работу, или с работы. Некие из их оставили женщин и жен дома, и сколько времени они не ведали женской ласки одному богу понятно. Я попробовала убежать, но, очевидно, неудачно. Они завалили меня прямо там, среди улицы, и достали свои грязные хуйцы. Сил у меня уже небыло и они просто пихали мне приоткрытый рот. Меня так и тянуло блевануть. Когда я начала отрубаться, какой-то из них пристраивался сзади.

Пробудилась я на рассвете от того, что кто-то долбил меня в зад, и мои груди больно терлись об асфальт. Оказалось, это был некий опьяненный толстяк, возвращавшийся с ночной смены. Я терпеливо дождалась, пока он кончит, встала, и шатающейся походкой кое-как добралась до дома.

По приходу домой я решила оглядеть последствия загула. Обе мои дырочки были стопроцентно разъебаны, и не затягивались из-за засохшей спермы. Гастарбайтеры видимо позвали весь собственный табор. Как позже оказалось, каким-то неописуемым образом я не подцепила ничего неизлечимого. Я сполоснулась и плюхнулась спать.

Разбудил меня раздражающий гул телефона. Звонил шеф. Времени было час денька, я чертовски опаздывала на работу.

— Виктория, я надеюсь вы можете все разъяснить, как предстанете передо мной. Если вы не желаете оказаться на обочине жизни, советую вам поспешить. — произнес он. И не успела я ответить, как он бросил трубку.

Добавить комментарий